ДАНИИЛ ГРАНИН:
«Человечество не испытывает недостатка в знаниях, оно испытывает недостаток доброты»

ДАНИИЛ ГРАНИН:
«Человечество не испытывает недостатка в знаниях, оно испытывает недостаток доброты»

Кшиштоф Занусси собирается посетить Новогодний книжный салон.

Своё предварительное согласие на участие в Новогоднем книжном салоне дал польский кинорежиссёр Кшиштоф Занусси.

Напоминаем, Новогодний книжный салон будет проходить с 13 по 16 декабря в центре дизайна ARTPLAYпо адресу Коасногрвардейская площадь, д.3.

Творческий путь Кшиштофа Занусси начался в 1958 со съёмок любительских фильмов. После окончания Лодзинской киношколы, его дипломная работа - короткометражка «Смерть провинциала» получила приз на МКФ в Венеции и главную премию на МКФ в Мангейме в 1967 году.

С начала 70-х годов Занусси — один из самых работоспособных режиссёров польского кино, снимающий одну-две картины ежегодно, чередуя фильмы полнометражные с телевизионными.

Наряду с работой в кино и на телевидении кинорежиссёр поставил ряд театральных и оперных спектаклей в Польше, Украине, Германии, Италии, Франции, Швейцарии, России, Белоруссии.

В 2000 г. фильм Кшиштофа Занусси "Жизнь, как смертельная болезнь, передающаяся половым путем" был удостоен Гран При XXIIМосковского Международного Кинофестиваля.

А в 2008 году он осуществил постановку спектакля «Дуэт» по пьесе Отто Эскина на сцене Новосибирского государственного драматического театра «Старый дом».

Вообще с Россией у Кшиштофа Занусси давние крепкие связи. Польский кинорежиссёр много лет дружил с Андреем Тарковским. Вот что он говорит о нем в своих воспоминаниях:

«Я знал Андрея много лет, с тех времен, когда бывал в Москве на съездах и совещаниях кинематографистов, позднее встречался с ним во время его поездки по Польше. Но по-настоящему близко мы познакомились только в Италии, когда создавалась «Ностальгия», и потом, во время его работы над «Жертвоприношением». Мы прожили одно совместное путешествие по Соединенным Штатам и пару кинофестивалей. В первые недели болезни, до больницы, Андрей жил в Париже у меня. Я видел его на фоне Запада и допускаю, что некая отчужденность от того мира была тем импульсом, который помог развиться нашей дружбе.»