ДАНИИЛ ГРАНИН:
«Человечество не испытывает недостатка в знаниях, оно испытывает недостаток доброты»

ДАНИИЛ ГРАНИН:
«Человечество не испытывает недостатка в знаниях, оно испытывает недостаток доброты»

slider ba 2

Анатолий Белинский. «И. В. Сталин. Портрет на фоне сорок первого года». Часть III

9.      Тыл и фронт. Мистическая сила или организаторские способности

Представляется, что события Великой Отечественной войны в 1941 году невозможно правильно понять, без верной оценки работы тыла, то есть вклада гражданского населения страны в победу Красой Армии. В советские времена главную заслугу в победах на фронте и в тылу приписывали Коммунистической партии, а ныне стали приписывать победу в войне какой-то мистике. Дескать, русский народ в своей глубине является воплощением духа Евразии, всегда противостоял растленному Западу. Иной раз все сводят к проблеме, что именно кричали наши воины, поднимаясь в атаку: «За Родину, за Сталина!» или матерились? По-видимому, кричали и так, и эдак, но доказывает ли это хоть что-нибудь в научном споре? Ровным счетом, ничего.

Между тем, вопрос требует серьезного рассмотрения, а не ссылок на мистические силы. Оставляя «богу – богово, а кесарю – кесарево», можно согласиться с тем, что в Великой Отечественной войне победила не столько армия, сколько народ нашей страны. Я лишь еще раз подчеркну, что речь идет о победе всех народов Советского Союза. Это нисколько не умаляет роль русского народа, как народа системообразующего. Но что же сплотило все эти разноликие и разновеликие по численности народы в единую великую силу? Сплотила их идея коммунизма, идея построения справедливого общества. Сплотила Коммунистическая партия Советского Союза. Я отдаю отчет, что многим моим современникам не понравятся эти слова, но… из песни слова не выкинешь!

Вернемся к событиям первых дней войны. Фронт трещит и откатывается на Восток со скоростью 50-100 километров в сутки. С первых часов войны встали громадные задачи: введение плана мобилизации, перевод промышленных предприятий на нужды военного времени, перевозка по железной дороге войск к фронту. А с запада катились огромные массы гражданского населения, эвакуированные и просто бежавшие из места боев люди.

24 июня 1941 года правительство СССР издало постановление «О создании Совета по эвакуации», в котором возлагались на конкретных людей меры по эвакуации людей и всего ценного имущества. 29 июня появилась директива СНК и ЦК ВКП(б) о развертывании партизанского движения на захваченных врагом территориях. К концу года было создано две тысячи партизанских отрядов (около 90 тысяч человек), которые возглавляли секретари обкомов и райкомов партии.

3 июля ГКО издает постановление «О программе выпуска артиллерийского и стрелкового вооружения, плане эвакуации заводов Наркомата вооружений и создании баз в Поволжье , на Урале и в Сибири». Чтобы понять и трудность, и грандиозность осуществления подобной эвакуации промышленных предприятий, следует знать, что во второй половине 1941 года из западных районов СССР было перебазировано на Восток 2593 промышленных предприятий, из которых крупных – 1523. (19, 382)

Что представляло собой это грандиозное перемещение оборонной промышленности, рассказывал А. И. Шахурин: «Возникла необходимость снимать со своих мест заводы, расположенные в европейской части СССР. Больше ста предприятий авиационной промышленности и более тысячи заводов других отраслей перебрасывались в Заволжье, на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и на Дальний Восток…             Вместе с авиапредприятиями эвакуировались в тыл коллективы рабочих, служащих их семьи. А эвакуировать один самолетный или моторный завод – значит демонтировать и погрузить 3–5 тысяч единиц оборудования… и 10–15 тысяч, а то и более работающих, а с семьями – до 50 тысяч человек… На колесах в движении оказалась почти вся авиапромышленность». (30, 115)

Как пример масштаба проблемы, укажем, что 9 августа 1941 года только «…на Ленинградском железнодорожном узле остались 2200 вагонов с подготовленными к отправке ценными промышленными грузами, десятки эшелонов с людьми, ожидавшими эвакуации». (4, 63)

В Куйбышеве (Самаре), на новой площадке велось строительство нового авиационного завода. «На площадке работало более 50 тысяч строителей. Действовала большая слаженная трудовая армия».(30, 122) «Будущие заводы не позднее чем через два-три месяца должны были дать фронту боевую технику». (30, 123)

И они дали ее, но пока что декабрь 1941 года был низшей точкой годового производства самолетов – всего 600 единиц. В январе 1942 года было выпущено уже 900 самолетов и началось ежемесячное наращивание производства, которое в дальнейшем позволило превзойти количественно и качественно уровень немецкой авиации.

Точно так же, как с авиационными заводами, обстояло дело с другими предприятиями оборонной промышленности: танковыми и артиллерийскими заводами, с производством боеприпасов. Понадобилась огромная организаторская работа и беззаветный трудовой порыв всего народа, чтобы переломить негативные последствия начала войны.

Приведу еще одно свидетельство: к началу войны шахты Донбасса давали 60% общесоюзного угля. С потерей Донбасса встала задача в кратчайший срок выправить ситуацию, прежде всего за счет Кузбасса. «Для решения этого вопроса… … В 1942-43 г.г. было построено 26 новых шахт. Добыча коксующихся марок угля с 1941 г. выросла почти в два раза – с 7,9 до 12,9 миллионов тонн». (26) 

Нарисовав лишь несколькими штрихами грандиозную работу, которую пришлось вести в эти тяжелейшие дни, зададим себе вопрос: возможны ли были такие грандиозные перемещения многотысячных трудовых коллективов и промышленного оборудования, если бы не было единой целенаправленной и организующей работы Коммунистической партии? Только человек, ослепленный ненавистью к социалистической стране, не согласится с тем, что Коммунистическая партия была именно тем становым хребтом, на котором был построен Советский Союз.

10.  Об американской помощи в годы войны

О помощи США нашей стране по ленд-лизу следует сказать несколько слов хотя бы потому, что ныне об этой помощи в печати толкуют вкривь и вкось. Не являясь специалистом в экономической политике, хочу опереться на мнение Г. К. Жукова. А он говорил так: «…нельзя замалчивать и такой фактор, как последующая помощь со стороны союзников. …мы были бы в тяжелом положении без американских порохов, мы не смогли бы выпускать такое количество боеприпасов, которое нам было необходимо. Без американских «студебеккеров» нам не на чем было бы таскать нашу артиллерию…Выпуск специальных сталей, необходимых для самых разных нужд войны, был тоже связан с рядом американских поставок…». (19, 103)

Об американских поставках говорил и А. И. Шахурин: «Примерно с весны 1942 года на наших складах начали появляться материалы, прибывшие по ленд-лизу. Наиболее ощутимыми были поставки сырья алюминия. Что касается проката легких сплавов, то, как правило, вследствие длительной морской транспортировки, примерно около половины его приходило в негодность из-за коррозии. Прокат, как правило, поступал через Персидский залив и в результате многих перевалок приходил перепутанным, каждую упаковку приходилось проверять, что создавало большие трудности.». (30, 150)

Во многих книгах американская помощь не то, чтобы недооценивается, а как бы подается со знаком минус. Да, конечно, американские танки «Шерман», работавшие на бензине, легко горели, были по качеству хуже наших Т-34. Но, все же, это были танки, которых так недоставало нашей армии в первые годы войны. А на «аэрокобрах» летали наши летчики, в том числе и прославленный Покрышкин. Да и американская тушенка была вкусной, нечего греха таить. А теперь перейдем к заключительному разделу нашего сообщения.

11.  Силуэт вождя

Каким человеком был Сталин – не государственный деятель, а в кругу семьи, в повседневной бытовой обстановке? Семейная жизнь Сталина представляла собой очень небольшую, можно сказать – незначительную, часть его жизни. Воспитанием своих детей он занимался мало. К старшему сыну Якову был равнодушен, даже насмешлив; сыном Василием большей частью был недоволен, и, чтобы обуздать хулиганистого парня, заставил его поступить в летное училище. Дочь Светлану Сталин любил, но лишь когда она была подростком.

О домашней обстановке дочь вспоминала: «Пол был устлан колоссальным ковром. По стенам стояли кресла и диваны, в углу был камин, отец всегда любил зимний огонь. В другом углу была радиола с пластинками, у отца была хорошая коллекция народных песен – русских, грузинских, украинских. Иной музыки он не признал». (1, 11)

«Взрослые часто веселились – должно быть по праздникам, или справляли дни рождения…. Особенно хорошо пели С. М. Буденный и К. Е. Ворошилов. Отец тоже пел, у него был отличный слух и высокий чистый голос». (1, 11)

Слова Светланы о любви Сталина к домашнему пению подтверждал также А. Т. Рыбин: «Дома у Сталина обычно пели квартетом – он, Михайлов (оперный певец – А.Б.), Ворошилов и Молотов. Исключительно музыкальный, Сталин пел вторым тенором. Его любимым романсом был «Гори, гори, моя звезда» а из песен – украинская «У соседа хата била». (1, 32)

Светлана рассказывала, что на Ближней даче «…отец жил всегда внизу, и по существу, в одной комнате. Она служила ему всем. На диване он спал (ему стелили там постель), на столике возле стояли телефоны, необходимые для работы; большой обеденный стол был завален бумагами, газетами, книгами. Здесь же, на краешке, ему накрывали поесть, если никого не было больше». (1, 19)

По словам дочери Светланы «…Все люди, служившие у отца, любили его. Он не был капризен в быту, – наоборот, он был непритязателен, прост и приветлив с прислугой, а если и распекал, то только «начальников» – генералов из охраны, генералов-комендантов». (1, 11-12)

То же говорил и А. Т. Рыбина: «Сталин был очень артельным человеком, веселым и щедрым. Мало кто из членов Политбюро так просто общался со своей охраной... «Никогда не кричал, не шумел, на нас. Был скромным, вежливым, обходительным. Любил пошутить. Всегда питался с нами, по существу из одного котла. Обязательно интересовался нашими домашними заботами… Словом, все мы постоянно видели перед собой честного, душевного человека, который резко отличался от многих членов Политбюро и правительства». (2, 82)

«В нравственном отношении вождь был чист, как никто другой. После смерти жены жил монахом. Противник неравных браков, он часто высмеивал маршала Кулика, который женился на восемнадцатилетней подруге своей дочери Светланы. Завидев его, Сталин подмигивал: «Смотрите, жених ковыляет… Как бы не шлепнулся на ровном месте». (2, 70)

Г. К. Жуков: «Он (Сталин – АБ) был человеком с большим юмором, и иногда, когда дела шли хорошо, бывал, как в первую нашу встречу внимательным и человечным. Но в большинстве случаев, а, в общем-то то почти всегда, был серьезен и напряжен… Я всегда ценил – и этого нельзя было не ценить – ту краткость, с которой он умел объяснять свои мысли и ставить задачи, не сказав ни единого лишнего слова. Эту краткость он в свою очередь сам ценил в других и требовал докладов содержательных и кратких». (107)

«Диктуя мне директиву и нетерпеливо заглядывая при этом через плечо он вдруг сказал мне: «Ну а запятые я буду за вас расставлять?» И когда я полушутя сказал, что я не мастер на запятые, ответил совершенно серьезно: «А неправильно поставленная запятая иногда может изменить сказанное».(107-108)

Закончить рассказ о семье вождя: нелюбимый сын Сталина Яков, попав в плен к немцам, вел себя очень достойно и погиб в фашистском лагере для пленных. Сын Василий стал летчиком, успел немного повоевать в сорок пером году, но подхалимы и льстецы, окружившие его, способствовали быстрому карьерному росту Василий, он стал генералом. Вокруг сына вождя, постоянно вращались всевозможные лица: писатели, артисты, киношники. Очень скоро Василий превратился в алкоголика, и А. Е. Голованов имел основание назвать Василия подлым человеком: по ложному доносу сына Сталина были арестованы маршал А.А. Новиков и нарком А. А. Шахурин.

Все, что происходило до войны, осталось в прошлом. Когда она грянула, у Сталина уже не осталось никаких других забот, кроме обороны страны. И потому нас в первую очередь интересует личность Сталина – государственного деятеля, а не отца семейства и добродетельного мужа. Есть такая поговорка: «Скажи мне, кто твои друзья, и я скажу кто ты». По отношению к Сталину можно выразиться так: «Скажи, кого он выдвигал на руководящие посты – это и будет личность Сталина».

Мы упоминали, что в подборе кадров Сталин был очень осторожен. Те, кто знал его по многолетней совместной работе, отмечали эту его характерную черту. А. М. Василевский говорил, что И. В. Сталин был крайне недоверчивым, особенно к новым, незнакомым ему лицам. (5, 282) Это же утверждал и маршал А. Е. Голованов: «Мнительность и подозрительность Сталина были его спутниками. Поверив в человека, он верил безоговорочно. Но не дай Бог, проявить себя с плохой стороны!» (5, 282),

И. А. Бенедиктов тоже рассказывал: «За многие годы работы я не раз убеждался, что формальные соображения или личные амбиции для него мало что значило. Сталин обычно исходил из интересов дела, и, если требовалось, не стеснялся изменять уже принятые решения, ничуть не заботясь о том, что об этом подумают или скажут». (157) «Главным критерием являлось умение человека на деле и в кратчайшие сроки изменить ситуацию к лучшему. Никакие соображения личной преданности и близости к «вождю», не говоря уже о семейно-родственных связях, в расчет не брались. Более того, с людей, которым Сталин особо симпатизировал, точнее, ставил в пример другим, спрос был жестче. Я имею в виду В. М. Молотова, Г. К. Жукова, Н. А. Вознесенского, авиаконструктора А. Н. Яковлева». (2, 138-139)

Сталин считал, что решать душой и сердцем можно только домашние дела, а государственные – нельзя. Если выдвиженец по каким-то причинам не оправдывал доверие Сталина, с ним поступали жестко, а иногда и жестоко. Об этой стороне характера отца говорила и его дочь Светлана: «Быть может, в глубине души он и сомневался в этом, и страдал, и думал… Но он был подвластен железной логике: сказав А, надо сказать Б, В и все остальное. Согласившись однажды, что N враг – уже дальше необходимо было признать, что так это и есть…» (1, 74)

В этой связи напомню и о судьбе Г. К. Жукова. Сталин после Халхин-Гола назначил его командующим военным округом, а затем начальником Генерального штаба. В годы войны несколько раз отстранял его от высоких должностей, но военный талант Жукова был столь уникальный, что Сталин снова и снова поручал ему самые ответственные военные операции – оборону Ленинграда и Москвы, взятие Берлина. Все эти заслуги маршала не помешали Сталину в 1946 году снять Жукова с должности заместителя Наркома. Берия и Абакумов состряпали донос, пытаясь изобразить Жукова во главе заговора с целью свержения Сталина. Но Сталин сказал: «Нет, Жукова арестовать не дам… Я его хорошо знаю. Я его за четыре года войны узнал лучше, чем самого себя». (19, 124)

Не менее драматичная судьба выпала и адмиралу флота Н. Г. Кузнецову. В 1939 году, в возрасте 37 лет, по инициативе Сталина он стал Наркомом ВМС СССР. Достойно руководил военным флотом в годы войны, но в послевоенное время, так же, как Жуков, был подвергнут опале. А. И. Шахурину было 36 лет, когда он стал наркомом авиационной промышленности. А. А. Новиков в 40 лет командовал ВВС Ленинградского округа, в дальнейшем стал Главным маршалом авиации. Но в 1946 году А. И. Новиков и А. И. Шахурин, по грязному доносу были сняты со всех постов и арестованы. Лишь после смерти Сталина они были освобождены и реабилитированы.

Приведу еще несколько примеров, трагических. Д. Г. Павлов, Герой Советского Союза, после войны в Испании за четыре года прошел путь от командира батальона до командующего военным округом в звании генерал-лейтенанта. Но в связи с поражением нашей армии в первые дни войны, Павлов по распоряжению Сталина был арестован, осужден и расстрелян.

И. И. Проскуров за два года из старшего лейтенанта, командира авиаотряда, стал генералом, заместителем наркома и начальником Разведуправления Красной Армии. На совещании в январе 1940 года Сталин сказал, что ответственность за неудачи в финской войне падает на разведку. Проскуров резко возразил ему, представив документы, из которых было видно, что разведка предупреждала Генштаб своевременно. Вскоре после этого совещания Проскуров был снят с должности, переведен с понижением в авиацию. На третий день войны его арестовали, а осенью 1941 г. он был расстрелян.

П. В. Рычагов в звании старшего лейтенанта воевал в Испании, Герой Советского Союза. В апреле 1938 года ему было присвоено звание комбрига, в апреле 1939 год – звание комдива, а летом 1940 г. звание генерал-лейтенанта. Стал заместителем начальника ВВС РККА. На одном из совещаний на вопрос Сталина, почему так много аварий в авиации, П. В. Рычагов сказал: «Потому, что вы заставляете нас летать на гробах!» В июне 1941 года он был арестован и расстрелян, хотя именно Сталин и Ворошилов давали ему рекомендацию для вступления в ВКП(б).

Я назвал лишь несколько фамилий военачальников и государственных деятелей, которых Сталин лично выдвигал на руководящие посты в государстве, а затем круто расправлялся с ними. В чем же была причина такого недоверия, произвола и жестокости? Только в том, что Сталин был по своей природе подозрителен и недоверчив? Или были еще и какие-то объективные причины. Давайте еще раз послушаем тех, кто хорошо знал Сталина.

В. М. Молотов: «Сталин как раз подчас был уж сверхподозрительным. Но ему и нельзя не быть подозрительным, нельзя, нельзя…» (380) «…опасность государства, особенно государства диктатуры пролетариата, всякой диктатуры – она требует жесткой дисциплины, непримиримой. А через кого мы проводили это? Через людей, которые не всегда этого хотят, а в душе очень даже противятся этому, а если почувствуют опасность, они перегнут палку, чтобы выслужиться и карьеру сохранить. И через таких людей очень и очень многие дела делаются, потому что нет готовых, чистеньких таких, очищенных от всех грехов людей…» (29, 465)

В связи с этим утверждением, напомню о таком факте: в 1938 году органы НКВД арестовали С. П. Королева. Военная коллегия Верховного Суда СССР, опираясь на письмо инженера Л. Г. Костикова, приговорила С. П. Королева к десяти годам лишения свободы. После ареста Королева Костиков стал директором института и одним из авторов реактивной установки «катюша». Костиков был удостоен высших наград и звания лауреата Сталинской премии. Правда, в дальнейшем он не оправдал себя в новой должности, и в 1944 году был снят с работы. Что касается С. П. Королева, то за пересмотр приговора ему хлопотали прославленные летчики, депутаты Верховного Совета СССР В. С. Гризодубова и М. М. Громов. В 1939 г Особое совещание НКВД заменило Королеву ярлык обвинения «антисоветской контрреволюционной организации» на «вредительство в области военной техники», что сократило срок заключения на два года. (24, 50))

Но следует сказать еще и о том, что Герой Советского Союза В. С. Гризодубова, будучи командиром авиационного полка, написала донос на своего начальника, командующего А.Д. Голованова, ложно обвинила его в связях с врагами народа. Сталин поручил Г. М. Маленкову разбираться с этим обвинением, и в результате Гризодубова призналась в клевете. Вот и судите теперь о причинах и обстоятельствах сталинских репрессий! (5)

Хотелось бы подчеркнуть вот еще что: многие из тех, кто побывал в сталинских застенках, в своих воспоминаниях не доходили до клеветы на Сталина. Когда после ХХ съезда партии Н. С. Хрущев предложил К. К. Рокоссовскому осудить Сталина, маршал сказал ему: «Для меня Сталин святой!»

Чем же запомнился Сталин всем этим людям? А запомнился он, прежде всего, глубоким знанием любого предмета, о котором шла речь при встрече с вождем. Запомнился деловой, серьезный тон таких обсуждений. Запомнился тем, что Сталин умел внимательно слушать человека, если видел в собеседнике человека знающего да, к тому же, умеющего кратко, по-деловому осветить суть проблемы. Сталин на дух не переносил людей, которые давали ответы приблизительные, поверхностные, сразу обличавшие их некомпетентность. У него была поразительная требовательность к себе и другим. Болтунов не любил, говорил, что болтун не имеет лица. Любил точность: когда кто-то приходил к нему в кабинет по вызову, Сталин смотрел на часы на стене, а затем сверялся по своему карманному «Павлу Буре».

Н. Д. Яковлев, начальник Главного артиллерийского управления Красной Армии вспоминал: «За время войны мною было хорошо усвоено: всё, что решил Верховный, никто уже сменить не сможет. Это – закон. Но сказанное совершенно не значит, что со Сталиным нельзя было спорить. Напротив, он обладал завидным терпением, соглашался с разумными доводами. Но это – в стадии обсуждения того или иного вопроса. А когда же по всему принималось решение, никакие изменения не допускались. Работу в Ставке отличала простота, большая интеллигентность. Никаких показных речей, повышенного тона, все разговоры – вполголоса. Он не любил, чтоб перед ним вытягивались в струнку, не терпел строевых подходов и отходов». (31, 74-75)

            А. И. Шахурин вспоминал один любопытный эпизод: вновь созданный бомбардировщик Ту-2 был послан для проверки в боевой обстановки на Калининский фронт, где авиацией командовал М. М. Громов. Долго не было результатов проверки, и Сталин приказал снять самолет с производства, хотя Шахурин убеждал его, что машина хорошая. Сталин был непреклонен, потребовал начать выпуск на этом заводе истребителей. А через несколько дней с фронта пришел акт, утвержденный Громовым, что самолет очень хороший. Сталин вызвал к себе Шахурина. На столе у Сталина уже лежал акт испытаний Ту-2. Сталин сказал: «Оказывается, хвалят машину». «А сколько упреков я от вас получил» – сказал Шахурин. «И все-таки вы поступили неправильно, – сказал вдруг Сталин. – Вы должны были жаловаться на меня в ЦК». В ЦК, как нетрудно понять, на Сталина не жаловался никто». (30, 225)

Сталин не был ни тщеславен, ни честолюбив. Он хорошо знал себе цену и не любил, когда ему в глаза пытались льстить и превозносить. В. М. Молотов свидетельствовал: «Сталин жалел, что согласился на генералиссимуса. Он всегда жалел. И правильно… Сожалел: зачем мне все это?... Потом было ругался: «Как я согласился?» … Генералиссимус – специалист в военной области. А он – и в военной, и в партийной, и в международной. Два раза пытались ему присвоить. Первую попытку он отбил, а потом согласился и сожалел об этом». (29, 310)

Когда Политбюро после окончания войны приняло решение присвоить Сталину звания Героя Советского Союза, он решительно отказался от этого звания. Сказал, что героя присваивают за лично проявленное мужество. «Я такого мужества не проявил» – сказал Сталин. И не взял Звезду. Эту звезду только художники рисовали на портретах. Когда он умер, ее прикололи на подушку и несли на похоронах. Сталин носил только одну звездочку – Героя Социалистического Труда». (29, 311)

Таким был Сталин – государственный руководитель, вождь. Конечно, четыре года войны без отдыха, без возможности расслабиться сказались на здоровье Сталина. Когда война окончилась, Сталин очень быстро постарел. Еще больше развилась его мнительность. Ему стало казаться, что его заслуги стали забывать, и на первое место стали выдвигаются другие полководцы, такие, как Г. К.Жуков. Почти два года Сталин не появлялся на заседаниях Политбюро партии, и, скорее для отдыха, чем по настоятельной необходимости, написал работы по проблемам языкознания и экономике.

Но рассказ об обстоятельствах последних лет деятельности Сталина не входят в круг моего сообщения, которое я хотел бы закончить еще раз оценкой личности Сталина. Но эту оценку дали ему отнюдь не соратники, а крупнейшие деятели иностранных государств. Президент США Ф. Д. Рузвельт: «Это человек, соединяющий в себе громадную волю и необычную широту натуры. Я считаю, что он является истинным представителем настоящей России, и я надеюсь, что, что мы будем очень хорошими друзьями с ним и русским народом».

Уинстон Черчилль: «Большое счастье для России, что в годы тяжелых испытаний ее возглавлял гений, непоколебимый полководец И. В. Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей нашему жестокому времени того периода, в котором протекала вся его жизнь». (53) «Он принял Россию с сохой и оставил ее , оснащенной атомным оружием». (54)

Говоря о личности И. В. Сталина, я нахожу, что более всего к нему подходят слова А. С. Пушкина: «Так тяжкий млат, /Дробя стекло, кует булат!» Конечно, стеклу в этом случае досталось очень тяжело, но булат для защиты страны был выкован.

Анатолий Белинский. «И. В. Сталин. Портрет на фоне сорок первого года». Часть II – см.  http://knigaspb.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1693:2019_ah_belinsky_stalin_2&catid=18&Itemid=313&lang=ru

 

Литература:

1.    Аллилуева С. И. Двадцать писем к другу. – М., 1989.

2.    Бенедиктов И.А., Рыбин А. Т. Рядом со Сталиным. – М., 2010

3.    Бирюзов С. С. Суровые годы.- М., 1966.

4.    Буров А. В. Блокада день за днем. – СПБ, 2011.

5.    Василевский А. М. Дело всей жизни. – М., 1974.

6.    Гальдер Ф. Военный дневник. Июнь 1941 – сентябрь 1942. – М., 2012.

7.    Голованов А. Е. Дальня бомбардировочная… – М, 2004 (militer.lib.ru)

8.    Горбатов А. В. Годы и войны. – М., 2008.

9.    Дайнес В. О. 1941. Год Победы. – М, 2009

10.  Инбер В. М. Почти три года (Ленинградский дневник). Избранные произведения в двух тома. Т.2. М., 1954.

11.  Карпов В. Генералиссимус. Т. 1. – Калининград, 2002.

12.  Карпов В. Генералиссимус. Т. 2. – Калининград, 2002.

13.  Колпакиди А., Север А. Разведка в Великой           Отечественной войне. – М., 2010.

14.  Коновалов А., Шахтеры – фронту. Литературная газета, № 9 от 6-12 марта 2019.

15.  Кожинов В.В. Россия. Век ХХ (1939–1964). – М., 2002.

16.  Кузнецов Н. Г. Накануне. – М., 1969.

17.  Кузнецов Н. Г. Курсом к победе. – М., 2979

18.  Лелюшенко Д. Д. Москва–Сталинград–Берлин–Прага. Записки командарма. М., 1987

19.  Маршал Жуков. Каким мы его помним. – М., 1988.

20.  Орлов В.А. Выбор. – М., 1979.

21.  Патоличев Н. С. Испытание на зрелость. –М., 1977

22.  Проэктор Д. М. Агрессия и катастрофа. – М., 1972.

23.  Рокоссовский К. К. Солдатский долг. – М., 1972.

24.  Романов А. П., Губарев В. С. Конструкторы: Сборник статей. – М., 1989.

25.  Савицкий Е. Я. Я – «Дракон». Атакую!». – М., 1988.

26.  Синицын Е. От диктатуры к мягкой силе/ Литературная газета № 9 от 4-12 марта 2019 г.

27.  Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. – М., 1996.

28.  Хоробрых А. М. Главный маршал авиации А. А. Новиков. – М., 1989.

29.  Чуев Ф.И. Молотов. Полудержавный властелин. – М., 1999.

30.  Шахурин А. И. Крылья победы. – М., 197431.

31.   Яковлев Н. Д. Об артиллерии и немного о себе. – М., 1984.