Иосиф Бродский:
«Человек есть то, что он читает»

Иосиф Бродский:
«Человек есть то, что он читает»

slider ba 2

Вспоминаем блокаду

76-я годовщина снятия блокады Ленинграда.

 

Очередное заседание клуба «Мой Петербург», работающего при секции художественно-документальной прозы Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России, состоялось 30 января. Гостьей клуба была Галина Васильевна Хабибулина, блокадница, член Союза писателей России с 2012 года, проживающая с 1974 года в Приозерске. А благодарными слушателями стали люди с ограниченными возможностями, проходящие реабилитацию в социально ориентированном многопрофильном комплексном реабилитационно-образовательном учреждении, техникуме для инвалидов «Профессионально-реабилитационный центр». Двадцать человек (в основном мужчины, в возрасте от 18 до 45 лет) пришли в Дом писателя на Звенигородскую, 22 со своими наставниками: педагогами-организаторами В.М. Бобровым и В.Г. Уткиной, психологом Д.Ю. Петуховым, тьютором Л.С. Капустиной, социальным педагогом Е.В. Виноградовой. И собрались они на встречу не случайно. Когда ведущая спросила, у кого из них в семьях в войну и блокаду Ленинграда погибли родные, почти все присутствующие подняли руки. Центр имеет уже 20-летнюю историю, он располагается на двух образовательных площадках – одна находится на Васильевском острове, вторая – на Волковской, 4. Центр помогает в социальной и профессиональной ориентации инвалидов и лиц с ограниченными возможностями. Одной из разновидностей такой помощи и являются встречи, подобные той, которая состоялась 30 января на Звенигородской, 22.

Заседание клуба открыл руководитель секции художественно-документальной прозы В.Е. Ширский. Он сказал, как значимы для петербуржцев-ленинградцев дни 18 и 27 января – даты прорыва в 1943-м году и окончательного снятия блокады Ленинграда в 1944-м. В.Е. Ширский вкратце рассказал как о самой секции художественно-документальной прозы, так и о задачах, которые ставит перед собой клуб «»Мой Петербург». Затем слово взяла руководитель клуба «Мой Петербург» Наталья Аляева.Она представила собравшимся Галину Васильевну Хабибулину, которой сейчас 86 лет. Блокаду Галина встретила восьмилетней девочкой. Семья проживала на улице Боровой и состояла из матери Прасковьи Ивановны Новиковой и ее четверых детей – трех дочек и сына. Новиковы провели в осажденном Ленинграде самый суровый год – с сентября 1941-го по август 1942 года. Вернулись из эвакуации в августе 1944-го. В 1961-м году Галина Васильевна окончила Ленинградский институт водного транспорта и стала работать инженером-экономистом на Урале. В 1992-м году вступила в общество «Жители блокадного Ленинграда». Рассказывая биографию Г.В. Хабибулиной, Наталья Аляева подчеркнула, что, не в последнюю очередь, истощенным, замерзшим, иногда по нескольку дней не евшим людям, выстоять в блокаду помогала молитва. Обращаясь к Богу, они обретали веру в победу.

Затем слово было предоставлено героине встречи – Галине Васильевне Хабибулиной. На столе перед ней лежала книга «Девочка, выжившая в блокадном Ленинграде», которую Г.В. Хабибулина издала в количестве 300 экземпляров за свой счет. Книга очень нужная – для школьников, подростков, молодежи, но все попытки ее переиздания до сих пор наталкиваются на равнодушие чиновников, власть имущих. Говорит об этом автор с горечью.

Галина Васильевна рассказывает, что часто встречается с читательской аудиторией, и, в основном, это молодежь. К разному возрасту – свой подход, об одних и тех же событиях блокадной летописи надо сказать по-разному для воспитанников детского сада и для студентов, для среднего и старшего поколения. Вот и сейчас автор учитывает специфику аудитории, кстати, слушающей Г.В. Хабибулину очень внимательно. Кого могут оставить равнодушными, например, приведенные Галиной Васильевной слова четырнадцатилетнего мальчика, погибающего в блокадном городе: «Как я хочу жить! Люди будут, солнце будет, животные будут, а меня не будет …», - сказав это, он тут же умер. Или другой эпизод блокадной хроники. Брат Миша попросил варенья, мама Гали сварила ему немного киселя, выпив его, он сказал: «Какое вкусное было варенье», и умер на руках у Гали. Галина Васильевна вспоминает, как мама давала ей совок и ведро, и девочка должна была набрать за день два ведра снега. Из него перетапливали воду: «Кипяток – это тоже была еда». Были и случаи мародерства, воровства, каннибализма. Но были и случаи человеколюбия, сострадания и милосердия. Вот женщина, несущая грудного ребенка, услышала на улице крик мужчины, упавшего на снег и просящего помочь ему встать. Люди проходили мимо – наклонишься, сам упадешь, и уже навечно. Эта молодая мама остановилась, положила на снег сверток с грудничком, наклонилась к мужчине и дала ему немного грудного молока. На улице Боровой, возле дома Гали, перед войной детвора посадила маленькие саженцы. И жители в блокаду не тронули посадки, а когда эвакуированные вернулись домой, их встречали у дома разросшиеся деревья. Еще долго после снятия блокады подросшая Галя резала черный хлеб маленькими кусочками, клала на язык и рассасывала – так возникало в блокадное время чувство насыщения.

Подобных эпизодов Галина Васильевна приводит в своем рассказе множество. Она говорит просто, без ложного пафоса, надрыва и патетики. Слушатели сидят почти час, не шелохнувшись. В конце встречи педагог-организатор В.Г. Уткина от имени Центра благодарит рассказчицу и говорит, что подобные встречи значат больше, чем уроки истории, просто констатирующие факты, – исповедь живого участника тех страшных блокадных дней запомнится надолго.

От имени Центра писательской организации вручается Благодарственное письмо и букет белых гвоздик.

Рассказ Г.В. Хабибулиной был очень удачно предварен кратким сообщением библиотекаря Центра Е.Н. Потаповой. Она зачитала отрывок из блокадного дневника Юрия Рябинкина (о нем упоминает, в частности, в своей книге о блокаде Даниил Гранин). Д. Гранин писал, что дети переживают войну иначе, чем взрослые. Они записывают ужасы по-другому. Честнее. Так 5 ноября 1941 года шестнадцатилетний Юра Рябинкин записал в своем дневнике: «Багровое будущее, окутанное темной пеленой». К началу блокады в городе было более двух миллионов жителей, половина из них погибла. И самое страшное – что гибли дети. Они никогда не будут взрослыми, и, возлагая цветы на их безымянные могилы, мы скорбно склоняем головы. Мы должны отдать долг памяти и тем, кто защищал наш город в войну и погиб. Мы живы потому, что их нет.

Каждая встреча, подобная той, что происходила в клубе «Мой Петербург», ставит вопрос: а надо ли вспоминать все это, ведь растет уже четвертое послеблокадное поколение, не знавшее ужасов войны… Нет, мы не должны забывать героическую блокадную повесть! Где-то я читала, что у блокадников не может быть здорового потомства – голод, страх - навечно вошли в их плоть и кровь и передаются наследникам. Думаю, что это не так. И то, что юноши и девушки, пережившие войну, блокаду, смогли завести свои семьи, родить детей, восстановить из руин огромную страну – это еще один подвиг. К числу таких людей относится и Галина Васильевна Хабибулина, у которой есть и внуки, и правнуки. Жизнь продолжается. И за это – низкий поклон нашим блокадникам.

Татьяна Михалкова

ah vspominaem blokadu 2