ДАНИИЛ ГРАНИН:
«Человечество не испытывает недостатка в знаниях, оно испытывает недостаток доброты»

ДАНИИЛ ГРАНИН:
«Человечество не испытывает недостатка в знаниях, оно испытывает недостаток доброты»

slider ba 2

Дом писателя

05.09.2019

Приглашаем юных литераторов Санкт-Петербурга и Ленобласти подать заявку на премию «Глаголица»!

Дом писателя. Анонс

Благотворительный фонд «Счастливые истории» запустил ежегодный конкурсный сезон Независимой детской литературной премии «Глаголица» среди юных авторов из России, стран ближнего и дальнего зарубежья, пишущих на русском и татарском языках. До 5 сентября 2019 г. на сайте https://www.glagolitsa-rt.ru/ будут приниматься произведения авторов в возрасте от 10 до 17 лет в номинациях: поэзия, проза, эссеистика, художественные переводы с французского, английского, немецкого и татарского языков на русский язык. Члены жюри, современные писатели, поэты, переводчики, эссеисты: Виктор Лунин, Сергей Махотин, Михаил Яснов, Ольга Варшавер, Надежда Ажгихина, Роберт Миннуллин, Анна Русс, Галимьян Гильманов, Рустем Галиуллин, Рифат Салах. Призовой фонд: · хрустальная сова · планшет · недельные мастер-классы в одном из лагерей Республики Татарстан с известными писателями, поэтами, переводчиками, эссеистами России и Татарстана · экскурсия по культурным памятникам Казани, знакомство с обычаями и традициями татар · приглашение на Торжественную церемонию награждения · альманах с опубликованной работой Этапы проведения: 1. Формирование «Длинного списка» - отбор 100 лучших работ из всех присланных на конкурс (до 4 октября 2019 г.). 2. Формирование «Короткого списка» - отбор 60 лучших работ из «Длинного списка» (до 18 октября 2019 г.). 3. Определение Дипломантов и обладателей «Гран-при» на недельных мастер-классах c известными писателями, поэтами (18 по 22 ноября 2019 г.). 4. Награждение финалистов в Татарском Государственном Театре Кукол «Экият» (23 ноября 2019 г.). Интересные факты о Премии: - Проект реализуется с 2014г. - С 2016г. Премия неофициально приобрел статус «международного». - За время существования в Премии приняли участие более 3 000 авторов из 67 субъектов Российской Федерации, стран Армения, Финляндия, Узбекистан, Белоруссия, Казахстан, Украина, Киргизия, Латвия. - По произведениям участников издано 5 альманахов, сняты короткометражные фильмы и мультфильмы.  

Подробнее...

19.08.2019

«Литературно-музыкальный вечер «Николай Рубцов в Китае и на брегах Невы»

Дом писателя. Анонс

Рубцовский центр Санкт-Петербурга приглашает на литературно-музыкальный вечер «Николай Рубцов в Китае и на брегах Невы», который состоится в Доме писателя Санкт-Петербурга  19  Августа в 18.00 по адресу: Звенигородская, 22. В программе вечера: 1) Круглый стол, посвященный  выступлению  ЛУ ВЭНЬИ, учёного-рубцововеда из Китая, преподавателя русского языка Сычуаньского университета (Китайская Народная Республика). В настоящее время она по контракту НГЛУ (Нижний Новгород) преподаёт китайский язык. Лу Вэнья защитила диссертацию по творчеству Рубцова, поэзию которого она очень любит. Она – желанный гость во всех уголках России, у неё много друзей и среди  нашего Рубцовского центра,  знакомство с которым впервые состоялось у Лу Вэньи в 2015 году. 2) Литературно-музыкальный концерт, посвящённый творчеству Николая Рубцова и городу Санкт-Петербургу, в котором примут участие поэты, авторы-исполнители, композиторы Санкт-Петербурга, актёры, музыканты. Любовь Федунова

Подробнее...

12.08.2019

На линии огня. Поэты Первой мировой Войны

Дом писателя

Первого августа 2019 года в Доме писателя состоялся литературный вечер, посвящённый Дню памяти российских воинов, погибших в Первой мировой войне. На вечере писатели Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России представили свои книги, посвящённые этой войне и её многим забытым героям: Анатолий Петухов «1914 год. Гибель Русской гвардии», Александр Смирнов «Стихи и проза Николая Мартынова», Анатолий Соколов рассказал о трёх изданных книгах, посвящённых поэтам, участникам Перовой мировой войны. Как говорится, «лиха беда начало»: сначала была издана «Поэты Первой мировой войны. Антология» в 2016 году, в которой представлены 36 биографических очерков о поэтах и подборка их стихов, затем с этим же названием была издана антология, в которой представлены 82 поэта, изданная в 2017 году и её сокращённый вариант в серии «Петербург: тайны, мифы, легенды» – в 2018 году. Мне вспомнилась картина Кузьмы Петрова-Водкина «На линии огня», созданная им в самый разгар Первой мировой войны, посвящённая теме жертвенного служения высокой идее, любви к Родине. В центре картины фигура явно смертельно раненного бойца. Эта картина в собрании Русского музея. Забыть её невозможно. Солидный том («Поэты Первой мировой войны. Антология» / Сост. А. К. Соколов; под ред. Б. А. Орлова. – СПб.: Центр современной литературы и книги на Васильевском, 2017. – 592 с.) лежит на моём рабочем столе. Да, это не лёгкое чтиво для отдыха – это ра-а-бо-о-та! Но я уверена, за неё возьмутся благодарные читатели и оценят, какая работа проделана инициаторами проекта. Очень не просто было собрать материал, порой казалось, канувший в бездну забвения. Приведу строки известного русского и советского поэта Николая Тихонова, поэта Первой мировой, опубликованные в этом томе: * * * Наш век пройдёт. Откроются архивы, И всё, что было скрыто до сих пор, Все тайные истории извивы Покажут миру славу и позор. Богов иных тогда померкнут лики, И обнажится всякая беда, Но то, что было истинно великим Останется великим навсегда. 1967 – 1969 Во вступительной статье Борис Орлов пишет: «Мало известно в нашей стране о русских поэтах – участниках Первой мировой. Дело в том, что ещё до её окончания в России была развязана Гражданская война. И участники Первой мировой оказались, как говорится, по разные стороны баррикад. Каждый из них сражался за будущее той России, какой он хотел её видеть. <…> Идея составить и издать сборник вызрела в Санкт-Петербургском отделении Союза писателей России, а за её осуществление взялся писатель Анатолий Соколов. <…> Нам, конечно же, удалось рассказать не обо всех поэтах Первой мировой. Главное, сделан первый шаг по восстановлению исторической справедливости. Русская литература не разделена границами государств. Она создавалась и создаётся везде, где живут русские люди, объединённые любовью к исторической родине. Русская литература едина». Одним из подтверждений этих слов является представленная в антологии краткая биографическая справка о поэте Николае Николаевиче Дворжицком (псевдоним Николай Алл). Далеко забросила его судьба, но и там он оставался русским поэтом, пополнившим русскую литературу своими произведениями. Из антологии: «Участвовал в Кружке русских поэтов в Америке (Нью-Йорк). Стихи Алла вошли в коллективный сборник этого кружка – «Четырнадцать» (1949) и в антологию «Содружество» (1966). Темы и мотивы поэзии Алла связаны с фольклором, мифологией, русской историей и с родным Петербургом. Умер Николай Алл в США в 1966 году». Представленная подборка стихотворений Николая Алла начинается пронзительным стихотворением: * * * Я выпил стакан эмигрантской отравы, Я высушил сердце в ненужных боях. А там всё другое – и птицы, и люди, и травы, Там, в наших родных и далёких краях. Всё чаще и чаще мне память приносит Степной аромат зеленеющих трав. А годы летят и летят – их уносят Осенние жуткие злые ветра. Я помню – лягушки кричат на болоте. День тихий и жаркий. Желтеет ковыль. Скрипит журавель над студёным колодцем, А тройка вздымает горячую пыль. Белеют вдали деревенские хатки, Стада разбрелись по широким лугам. А запах полей – одуряюще сладкий, И птиц над полями торжественный гам… А здесь, на чужбине, все скучны и странны: Я им не понятен, они мне чужды… Я знаю, что скоро затянутся раны Слепой, безрассудной и тяжкой вражды. С большим интересом я познакомилась с творчеством и судьбой поэта Николая Туроверова, похороненного на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Меня потрясло его стихотворение о том, как казакам, которые с детства не мыслили свою жизнь без верного друга коня, пришлось расставаться со своими конями – боевыми товарищами: КРЫМ Уходили мы из Крыма Среди дыма и огня, Я с кормы всё время мимо В своего стрелял коня. А он плыл, изнемогая, За высокою кормой, Всё не веря, всё не зная, Что прощается со мной. Сколько раз одной могилы Ожидали мы в бою, Конь всё плыл, теряя силы, Веря в преданность мою. Мой денщик стрелял не мимо, Покраснела чуть вода… Уходящий берег Крыма Я запомнил навсегда… Поэзию Туроверова ценили Бунин и Алданов. В «Послесловии» Анатолий Кириллович Соколов пишет: «Дорогие друзья! Вы читаете эти строки, а значит, знакомство с поэтическими произведениями и героическими биографиями авторов книги состоялось. Надеюсь, вы узнали много нового и интересного о Первой мировой (Великой) войне и о тех, кто на её фронтах не только защищал нашу Родину, но и писал стихи, прозу, военные корреспонденции, преданно следуя своему литературному призванию. Это были люди удивительной судьбы. Многим был отмерен короткий век, многие погибли в расцвете лет. Читая стихи необыкновенно ярких, одарённых, одухотворённых, благородных людей, понимаешь, кого потеряла Россия. Они смогли отстоять нашу культуру своими стихами и оставить потомкам примеры мужества, достоинства и любви к Родине. Как много ещё они бы смогли сделать для своей страны, которой остались верны до конца своих дней…» Да, именно из этой антологии я узнала об удивившей меня судьбе 21-летнего Олега Константиновича, младшего сына Великого князя Константина Константиновича, известного поэта, писавшего под псевдонимом (К.Р. ). Получивший смертельные раны (во время атаки на врага передовой кавалерии, в которой он служил), талантливый князь Олег Константинович тоже оказывается писал стихи и мечтал стать писателем. Ему бы жить да жить и править Россией или, действительно, посвятить себя другому служению – литературе. В подростковом возрасте он писал: * * * О, дай мне, Боже, вдохновенье, Поэта пламенную кровь. О, дай мне кротость и смиренье, Восторги, песни и любовь. О, дай мне смелый взгляд орлиный, Свободных песен соловья… О, дай полёт мне лебединый, Пророка вещие слова. О, дай мне прежних мук забвенье. И тихий, грустный зимний сон. О, дай мне силу всепрощенья И лиры струн печальный звон. О, дай волнующую радость, Любовь всем сердцем, всей душой. Пошли мне ветреную младость. Пошли мне старости покой. 1908 Но Бог дал ему «взгляд орлиный» для геройской смерти, не дав «старости покой». Я не являюсь апологетом монархического правления в России и установления иерархии в оценке значимости творчества того или иного поэта, но этот пример является ярким примером, подтверждающим слова Анатолия Соколова: «Как много ещё они бы смогли сделать для своей страны…» Данная антология не научная и не академическая (без комментариев и текстологической работы составителей или учёных), она массовая, как познавательная для заинтересованного читателя, как и моё эссе, призывающее не пройти мимо этого труда поэтов Анатолия Соколова и Бориса Орлова. Социальная функция этой работы – обеспечение образовательного, познавательного, воспитательного и эстетического процесса в обществе и является феноменом гуманитарной культуры. Объем данной антологии обеспечивает наибольшую степень совокупного контекста. С учётом современных реалий, эта антология представляет литературу определённого периода страны, включающая произведения отдельных авторов и дающая наиболее целостное представление о том, что было написано поэтами, участниками Первой мировой войны (без деления их на «белых» и «красных» и прочих окрасов), без установления иерархии через субъективные сравнительные оценки в печати разных жанров и разных времён. Думаю, что в этой недифференцированности её особая роль – дать читателю самому и сравнивать, и оценивать. Такой принцип позволяет увидеть многогранность поэтического жанра, высветить новые ракурсы и отступить от давно навязанной хрестоматийности по отношению к тем или иным поэтам, сформировать новую парадигму отношений к знакомым текстам, традиционно выносимым за рамки «большой» поэзии. Общий контекст антологии «Поэты Первой мировой войны» легко высвечивается и возводится в разряд иррационального, когда всё внешнее становится не важным, какой бы Родина ни была и как бы на ней ни жилось, за неё отдавали жизнь. Борис Орлов пишет: «Мы не ставили перед собой цель опубликовать произведения, написанные только в годы Первой мировой на военные темы». Но как же без них, без стихов рассказывающих о войне? Вот один конкретный прожитый день на войне поэта, поручика сапёрного батальона Глеба Анфилова: 18 ОКТЯБРЯ 1914 ГОДА Бомба разорвалась в кипящем котле, С рёвом взметнула солдатскую пищу. Трое остались хрипеть на земле, Десять ушли к неземному жилищу. Вечером в поле туманно-нагом Ухали выстрелы русских орудий, Долго куски собирали кругом И навалили на мёртвые груды. В яме дорожной в версте от огня Их забросали землёй прошлогодней, Гасли осколки осеннего дня, Фельдшер сбивался в молитве Господней. В коллективном сборнике «Поэты Первой мировой войны» много имён поэтов, участников Первой мировой войны, знакомых послевоенному поколению читателей, почитателей поэзии, например мне: Николай Асеев, Демьян Бедный, Александр Блок, Валерий Брюсов, Сергей Городетский, Николай Гумилёв, Сергей Есенин, Валентин Катаев, Александр Куприн, Владимир Маяковский, Всеволод Рождественский, Николай Тихонов, Алексей Толстой. И если произвести простейший арифметический подсчёт (82 – 13), то станет ясно, как много для себя я сделала открытий. Мне не были знакомы имена поэтесс, сестёр милосердия, участниц Первой мировой войны Елизаветы Журавской и Татьяны Тимашёвой. Из России эмигрировали. Не могу обойти их вниманием. Елизавета Журавская входила в белогвардейский Союз русских писателей и журналистов, в 1931 году вышел её сборник стихов «Звенья», сотрудничала с журналами: «Воля России», «Русская мысль»; газетами: «Россия и славянство», «Старое время». Умерла в Италии в 1953 году. * * * Трёхцветное знамя – наш светлый маяк, Не сломит его торжествующий враг. С надеждой горячею страстно мы ждём, Что встанет Россия в величье своём. Из стихотворения «Песнь первых добровольцев», декабрь 1918. Заинтересовавшийся читатель может ознакомиться с краткой биографией Татьяны Тимашёвой. Я же представляю её стихотворение: РОДИНА Криком – болью стих мой – стон О единственной, священной, О стране благословенной Рвётся ввысь, как звон… Степь, поля, кудрявый холм, За рекой леса заснули… Там вдали – мой дом. Спит село. Собак лишь лай Тишину взрывает глухо. Звук случайный ловит ухо. О, родной мой край! Ширь, просторы без оков, Вольной песни дух вспоённый И в скиту под сенью тёмной Звон колоколов. Даже при беглом знакомстве с антологией – «чтение по диагонали», создаётся представление об общем духе и уровне поэзии первой половины XX века. Художественные образы стихов отражают не только историческую реальность, но и внутренний мир поэтов. И тем самым открывают читателю душевный облик целого народа. При этом поэтам «красного» и «белого» лагеря дано право голоса. Книга рассчитана на широкий круг читателей, интересующихся отечественной историей и литературой, расширяет образовательное пространство и может быть использована на факультативных занятиях по литературе в средней школе с целью углубления довузовского образования. Надежда Перова, член Союза писателей России  

Подробнее...

05.08.2019

«И как большое Лукоморье, в мои глаза глядится Русь»

Дом писателя

Стою в полях. И в дымке синей Я слышу здесь, сквозь ветра зов, Как дышит сердце всей России В волненье зреющих хлебов. Евдоким Русаков «Рассвет» Современный человек технической цивилизацией, которая природе враждебна, отодвинут от всех нюансов и оттенков русского языка, его наречий, рассыпанных по российским деревням. По мысли Н.В. Гоголя, язык провинций имеет возможность «в одной и той же речи восходить до высоты, недоступной никакому другому языку, и опускаться до простоты, ощутительной осязанию непонятливейшего человека – язык, который уже сам по себе поэт…». Голова интеллигентного человека наполнена нередко рациональными, умными понятиями, но часто бесцветными, серыми, тусклыми. В глубинке России, где ещё жива философия «людей от земли», где существует система идей и ценностей, знание о природе и мироздании, разработанные самим народом, язык звучит по-прежнему без помрачений, сохраняя свою «младенческую ясность», сохраняя ту Россию, в которой «приютно и тепло» было бы нашей душе. Именно об этом мне думалось, когда я неожиданно попала на очередные Русаковские чтения, которые проходили в деревне Перёдки Новгородской области в июле 2019 года, в день рождения самобытного поэта, прославившего не только свой край, но и всю Россию своим сердечным стихом, напомнившим нам о том, что человеческое слово – дар Божий, искра Божия, загорающаяся в людях, способных почувствовать поэзию в природе и в душе человека и передать её через идею вечного движения и красоты бытия: Нет в деревне никакой тревоги, Просто – петушиный перекрик. И луна с пригорка вдоль дороги Покатилась к лесу напрямик. Поднимаясь на грачином грае, Озаряя нивы и покос, Солнце пышным, сдобным караваем Зарумянилось в пылу берёз. Эти строки принадлежат поэту Евдокиму Русакову (1926 – 2001), судьба которого сложилась удачно, если иметь в виду его поэтический дар и его признание среди земляков, занимающихся литературным творчеством. Об этом подробно рассказывает на страницах книги «Близкие люди» член Союза писателей России Андрей Игнатьев в статье «Памяти Евдокима Русакова»: «Сельский пастух Русаков имел лишь начальное образование, был обременён большой семьёй, да к тому же нездоров – в годы войны юношей был контужен на оборонных работах». («Близкие люди: стихи» (ред.-сост. М.Полевиков; Фот.: К.Яковлев, А.А.Кочевник, С.Белов.) – Великий Новгород: ООО «Типография «Виконт», 2011.) Коллеги по перу из литературного объединения при газете «Красная искра» посоветовали начинающему автору закончить вечернюю школу и больше читать. Из стихов Евдокима Русакова ушли постепенно речевые недочёты. Он стал больше работать над собой – и вот в печати стали появляться его стихи: в журнале «Сельская жизнь», в коллективном сборнике новгородских поэтов «У Ильмень-озера». Это было в начале 60-х годов, а в 70-е годы его стихи печатает еженедельник «Литературная Россия», журнал «Звезда», выходит первый поэтический сборник для детей «Мельница – метелица» (1973), в 80-е годы напечатаны три его сборника стихов : «Заозерье»(1982), «Июль – мой прародитель»(1987), «Солнце взошло» (1987). В Союз писателей Евдокима Русакова приняли после издания в 1979 году книги «Живу я в маленькой деревне». Не очень хотели принимать, считая его человеком необразованным. Но поддержал его вступление поэт Михаил Дудин, отмечая в рекомендации, что «стихи поэта искренны и самобытны, написаны со знанием жизни», что «в них есть свежий воздух зелёного леса, чистого поля и ясного неба», а в предисловии к книге «Мельница – метелица» написал о том, что Евдоким Русаков «знает землю», «подлинную цену хлеба», что «он поэт по самой сути склада своего характера, и его стихи естественны, как лёгкий шелест ветра по истомлённому июльским зноем ольшанику». Составитель и редактор книги «Близкие люди» Михаил Полевиков называет Евдокима Русакова «самородком от сохи», прославившимся на всю Россию, слово которого живёт в народе, когда «собираются на перёдской земле чуткие сердцем, близкие ему по духу и по творчеству люди, и звучат стихи, звучат, стирая даты рождения и смерти, сметая «случайные черты» бытия, обнажая красоту и чистоту души..». Во время Русаковских чтений по-настоящему начинаешь чувствовать, как дорого поэтическое и песенное наследие Евдокима Русакова его землякам: они начали утро 27 июля с церковной панихиды в храме деревни Перёдки, откуда пришли на могилу поэта, а затем – в скверик у сельского клуба, где стоит памятник поэту, а рядом – огромные деревья, цветы и две скамейки, на которой когда-то любил сидеть, размышляя о судьбе собрата по перу и о его слове, новгородский поэт Сергей Иванов. Может быть, и сложилась бы счастливо жизнь у парня с густым чубом, цвета спелой ржи, если бы не война: ему было всего 17 лет, когда его тяжело ранило во время бомбёжки на Волховском фронте, где он вместе со всеми рыл окопы. С той поры он стал инвалидом, не расставался с костылём. Однако женился на красивой девушке, которая родила ему двух сыновей и дочь. После того, как от укуса энцефалитного клеща умерла его жена, а один из сыновей стал инвалидом, Евдоким ещё раз женился. С бедностью приходилось бороться постоянно, т.к. на крохотную пенсию жить было нельзя. Евдоким сапожничал, держал огород, коз, ульи. Жизнь, казалось бы, стала налаживаться у него, но утонул в реке его сын-инвалид, а в 90-е годы была убита его дочь Зина своим же односельчанином (она была почтальоном и в этот день разносила пенсию). Это был страшный удар для отца, потому что дочь была его надеждой и опорой в жизни. Инсульт приковал его к постели, и он добровольно ушёл из жизни. А жизнь он любил: большинство людей вспоминает о нём как о весёлом, жизнерадостном человеке. Для полноты его счастья было не так уж много желаний. Представление о счастье Е.Русакова ярко выразил в своём стихотворении его земляк – поэт Михаил Полевиков. Не лукавя, счастьем назову: Ранним утром покосить траву, Окунуться в озера прохладу, Подойти к пасущемуся стаду, На пригорке тёплом и сухом Посидеть, толкуя с пастухом Обо всём, что есть на белом свете, В дом войдя, твою улыбку встретить, Выпить залпом кружку молока, Что подаст любимая рука! Были в жизни Евдокима Русакова и радостные минуты, когда жил он в деревне Коровкино с супругой Анной Яковлевной, которая со всей душой приняла на себя заботу и о муже-инвалиде, и его детях. Владимир Краснов пишет: «Дни его обыкновенно проходили в делах будничных. А ночью, когда жизнь в деревне замирала, он устраивался в закутке за печкой и, вооружившись очками, крупным, размашистым почерком набрасывал в ученических тетрадках пришедшие на ум образы и рифмы. Они выстраивались в стихи, которые он перепечатывал потом на пишущей машинке «Москва», правил и снова печатал, складывая написанное в папку». Русаковские чтения оставляют в душе неизгладимое впечатление не только потому, что на них постоянно выступают и с большим теплом рассказывают о поэте его друзья – поэты, звучат литературоведческие доклады, его стихи и песни, но и проводится экскурсия директором Дома культуры посёлка Перёдки Татьяной Ивановной Муст по «Комнате памяти Евдокима Русакова», где воссоздана, по её инициативе, обстановка его жизни в деревне Коровкино в последние годы. Она лично знала поэта, поэтому её рассказ звучит искренне и глубоко, а голос иногда дрожит – и маленькая комнатка наполняется поэтическими строками Евдокима Русакова. Издавались книги поэта (тираж достиг уже полмиллиона), его приглашали киностудии, с ним встречались журналисты. Виктор Правдюк снял о Евдокиме Русакове в1983 году необыкновенно глубокий, правдивый фильм, который был показан на Русаковских чтениях-2019. Да и сам режиссёр фильма выступил в рамках фестиваля, поведав о том, как снимался фильм, какие замыслы легли в основу его создания. В ходе Русаковских чтений мне, как руководителю Рубцовского центра Санкт-Петербурга, было предоставлено слово. Я поделилась своими мыслями о том, почему сейчас так остро востребована читателями поэзия Евдокима Русакова и Николая Рубцова. В настоящее время, когда чаще всего звучат в воздухе рецепты для всеобщего разобщения, внушается человеческому обществу состояние перманентной вражды, возрастает роль литературы. Задача подлинной литературы – возвращать нас к истокам народной памяти, к ясному осознанию единства всего живого на земле, к тому гениальному художественному образу, который нарисован во вступлении к поэме «Руслан и Людмила» – образу Лукоморья. Евдоким Русаков нам открывает своё Лукоморье: По – над лесом тумана завеса, Словно свечи, зажглись колоски, И, глазастее сини небесной, Зашептались во ржи васильки. Ключ откликнулся стрункой звучащей – Переливисто, звонко, легко… Так и слышится: в зарослях чащи Будто гусли рокочут Садко. И сладка же ты, дрёма земная, Не осилить тебя, не избыть. Русь извечная, Русь избяная Прядет жизни волшебную нить. «Жизни волшебная нить»- это и есть та «златая цепь», которая органически вошла в поэзию и Николая Рубцова, и Евдокима Русакова. Мысль о ней ещё ярче выражена в поэтической строке Евдокима Русакова: «И как большое Лукоморье, в мои глаза глядится Русь». Свет Руси озаряет каждую строчку этих поэтов, каждый из которых считает себя не гостем в России, а «исконным жителям», её сыном. Николай Рубцов отразил это во многих звучащих, как призывный колокол, строчках своей поэзии, в том числе из стихотворения «Тихая моя Родина»: С каждой избою и тучею, С громом, готовым упасть, Чувствую самую жгучую, Самую смертную связь. Свет рубцовской «Горницы», «Русского огонька» нередко стихийно отражается в стихах Евдокима Русакова. Например, в стихотворении «Изба» он видит, как «села мелькает огонёк», но только он не путник, зашедший на огонёк, а «исконный житель» деревни, который мучит себя вопросом: Какие связывают нити С тобой, крестьянская изба ? Встречаю звёзды на рассвете, Вдыхаю запахи земли. Родное всё.. И мне об этом Толкуют в небе журавли. Суком могучим, Комлем, Конем Я затерялся меж венцов. И всё красивей и узорней, Моя изба, Твоё лицо! Поэт Евдоким Русаков осознаёт себя в своём поэтическом художественном пространстве «суком могучим», «корнем» того самого Древа жизни, которое соединяет земное и небесное, Мать-сыру землю и Солнце, – и в этом он видит свою ценность, как поэт. Земное – это тропинка и васильки во ржи, «снеговая рыхлая пороша», застелившая «кровли деревень»; «осинника тяжёлый вздох» перед рассветом; «косой побритые» блестящие июльские луга; «умытые косым дождём стога»; «петушья перекличка» и тишина; рябинники, «рубином полыхнувшие по полям»; клён, который «с широких ладошек кормит землю дождём»… Земной мир у Евдокима Русакова так богат красотой, первозданной свежестью, идущей ещё от сотворения мира, что не хочется его покидать: здесь всюду – плоды природы и рук человеческих. Именно простой человек, труженик, крестьянин, и соединяет земное и небесное, сам является олицетворением Древа жизни. В стихотворении «Возница Евдоким» он рисует образ мужика, который, «отвергнув рай перин», лежит на возу духовитого сена: Он близок небесам И птицам, и стихам. Он созерцатель дня И пешего – меня. На облаке из трав, Штанины закатав, Проплыл – неотразим Возница Евдоким. «Небесное» в поэзии Евдокима Русакова очень близко к художественным образам народной фантазии, которые ведут не в болото архаики, а, наоборот, вырывают нас из её плена и воспроизводят мир, который пережил Преображение, как будто прошёл, как Иисус, через гору Фавор. Этот светящийся мир, отражающий в душе поэта все тайны мироздания, в большой степени присущ и поэзии Николая Рубцова. В стихотворении «В святой обители природы» есть такие строки: Усни, могучее сознанье! Но слишком явственно во мне Вдруг отзовётся увяданье Цветов, белеющих во мгле. И неизвестная могила Под небеса уносит ум, А там – полночные светила Наводят много-много дум… В основе изображения мира «небесного» Евдоким Русаков использует народное художественное чутьё, которое органически входило в систему его духовных ценностей с самого раннего детства: он родился в поле под суслоном, под открытым небом. Ему было 7 лет, когда умерла его мать Агрипина Александровна. Он был старшим в семье, где было три брата. После второй женитьбы отца мальчик жил у своей бабушки. Закончил в школе только четыре с половиной класса – и пошёл работать пастухом. Евдоким Русаков в своих автобиографических заметках пишет: «С 9 лет нанимался в пастухи в чужих деревнях с ранней весны до Покрова дня. Я раньше других встречал в полях зори, меня обливали тёплые и холодные дожди, грело солнышко, ночами светил месяц. Пели мне песни птицы, рокотали тракторы, и я пел с ними вместе. Купался в озёрах, стоял не раз в задумчивости на берегах рек и ручьёв, обивал серебристые росы, блуждал по лесным тропинкам и сам прокладывал новые. Приходилось спать и под кустиком по-заячьи, и на сеновалах, и под стогами. Я замечал: как месяц присел на берёзе, круглолиц и рус, как опрокинулось в лужах небо звёздным дном, как журавли таскали тучи в небесах и многое другое». Во многих строках поэзии Евдокима Русакова видно, что пастушеское миросозерцание, в основе которого лежит вечное тяготение человека к пространству, было доминантой его художественного мира, его восприятия «небесного»: Бросил горстью звёзды в небо вечер, Тихой грусти ласковой полна, Тополю усталому на плечи Положила голову луна. Вся ему доверилась, как другу, – Сразу стало тихо и светло, И река серебряной излукой Обняла и рощу и село. В поэзии Евдокима Русакова, как и в поэзии Сергея Есенина, чувствуется его тяга к художественной народной стихии, в соответствии с крестьянской философией жизни, опора на золотые россыпи народной речи. Показателен в этом отношении образ самой России, которая является глубоким метафорическим образом всей поэзии Е. Русакова: Щедро соль Россия сыплет На рубаху косаря. *** Русь извечная, Русь избяная Прядет жизни волшебную нить. Народность миросозерцания художника слова имеет большое значение для русской литературы, это её центральный нерв. Степень народности есть мера художественности. Мне кажется, что эти истины не могут устареть, особенно, когда мы имеем в виду самобытных художников слова, к числу которых следует отнести и Е. Русакова. Неповторимость речи и смысла, размышления и наблюдения автора поражают правдой факта, которая сочетается с воображением, поэтическим осмыслением мира видимого, слышимого и осязаемого. Е.Русаков создаёт художественный мир, в котором люди, животные, деревья, предметы вовлечены в бесконечный поток развивающейся жизни, но жизни особой – в мире деревни, сельского пейзажа, крестьянского труда. Какой видит он деревню? Деревня Е. Русакова живёт обычной жизнью, но её окружает особый мир природы, в котором немало сказочного, неповторимого: сладко спит лето, храня за пазухой тепло; «в небе – строчкой журавли»; слышно, как ночью «вздыхает сад»; «как патефонная пластинка, под плугом кружится земля»; «пьёт росу горох»; слышен «осинника тяжёлый вздох»; «сыплет звёзды вечер в сонное гумно»; «зорька с поднебесья улыбнулась сквозь ночную тень»; «рассвет тотчас селу на спину рубаху синюю надел»… Золотую цепочку поэтических находок Е. Русакова можно было бы продолжать бесконечно. Если говорить о главенствующем положении объектов космологического ряда в его поэзии, то следует отметить, что подлинным героем его стихов является Солнце, которое в полной мере отражает «пастушеское миросозерцание», о котором пишет Сергей Есенин в «Ключах Марии»: «глаз – солнце», называя его поэтическим образом, отражающим «вечное тяготение человека к пространству», оно уподоблялось колесу, тельцу , в окружении которого «облака взрывчаты, как волки». У Е. Русакова образ Солнца предстаёт в традициях крестьянской поэзии: И петухи в глухих закутках Восходу солнца гимн поют. *** Играет день в орла и решку, Бросая солнце пятаком. Такой же удивительный мир создаёт Е.Русаков, когда рисует ночь, где полноправными хозяева на небосводе становятся Луна и звёзды. И звёзды ночь перебирает, Как самоцветы – жемчуга. *** Сыплет звёзды вечер В сонное гумно. .. Е. Русаков любит и «земное», и «небесное», как многие русские поэты, особенно Сергей Есенин и Николай Рубцов. Он любит саму землю, на которой он родился и рос, испытав и радости, и беды крестьянской жизни. В его поэзии возникает целая система многозначных образов, которые глубоко раскрывают его внутренний мир. Эти образы – красочные, самобытные. Мир поэзии Е. Русакова широк и многообразен. Всё его творчество пронизано картинами природы, наполнено повествованием о человеческих судьбах людей «от земли». За каждым художественным образом, за каждой метафорой чувствуется огромная земная сила, которая связывает автора с природой Руси. Корни его поэзии идут от земли новгородской, в сказаниях которой запечатлена и реальная сложность бытия и отразилась традиция новгородской литературы и искусства – вершины в развитии древнерусской художественной культуры 10 -17 веков, в основе которого было заложено философское учение об идеальном небесном мире, отражением которого был мир земной. Литература эта была плоть от плоти, кровь от крови народной. Поэзия Евдокима Русакова сохранила «священный хлеб отеческих преданий», наследие своих прадедов, дедов и отцов. Он сам по себе, своим обликом и духом, напоминает то Древо жизни, Древо Руси, о котором рассказал в своих стихах: Дуб стоит на кургане, Доставая до туч. Словно русский крестьянин, Он собою могуч. Русаковские чтения в деревне Перёдки Новгородской области, которая расположена в живописных местах Валдайской возвышенности, стала местом притяжения для многих людей, благодаря искромётному и глубокому таланту Евдокима Русакова. Теперь здесь проводятся Русаковские чтения, где собираются собратья поэта по перу, его родственники и друзья, проводится молодёжный фестиваль, где звучат песни на стихи Русакова на площадке под открытым небом, продаются его книги. А огромные деревья тихо шелестят в июльской тишине. И щедро светит с небес солнце, которое когда-то опалило душу поэта своим ярким светом, чтобы в глубине Новгородчины родилась высокая поэзия русского духа и красоты. Федунова Любовь Петровна, критик и литературовед, руководитель Рубцовского центра Санкт-Петербурга

Подробнее...

01.08.2019

Литературно-педагогический конкурс «Добрая Лира - 8»

Дом писателя. Анонс

Уважаемые авторы! Приглашаем принять участие в литературно-педагогическом конкурсе «Добрая Лира - 8». Приём заявок открыт с 10 июня 2019 года. На конкурс принимаются рассказы, миниатюры и небольшие повести в следующих номинациях: — художественная литература для младшего школьного возраста; — художественная литература без ограничения возраста; — фантастика. «Добрая Лира» — литературно-педагогический конкурс, уникальность которого заключается в том, что он обеспечивает вдумчивое прочтение произведений читателями. Работы-победители включаются в раздел внеклассного чтения школьника, а также в программы детских литературных кружков и секций. Участники читательского этапа создают по итогам прочтения сборника творческие работы – рисунки, инсценировки, эссе, буктрейлеры и т.д. «Добрая Лира» — некоммерческий конкурс, преследующий исключительно гуманитарные цели: его организаторы заботятся не только о том, чтобы хорошего и доброго чтения становилось больше, современный литературный процесс обогащался качественными произведениями, но и о том, чтобы у писательской аудитории появился квалифицированный, заинтересованный, добрый читатель. Приём заявок: http://dobraya-lira.ru/literaturnye-konkursy/

Подробнее...

31.07.2019

Шукшинская народная правда

Дом писателя

25 июля члены Союза писателей России собрались с членами ЛИТо «Балтийский парус», русским землячеством и нашими гостями, чтобы ещё раз прикоснуться к жизни талантливого писателя, режиссёра, актёра и сценариста. Талант Василия Макаровича проявлялся в каждом его актёрском жесте, в каждой сказанной фразе, он не прощал фальши ни себе, ни товарищам по работе, казалось, что его внутренний нерв был, натянут, как струна. Потому и смотрим мы его фильмы и насыщаемся его энергетикой. В честь 90-летия Василия Макаровича мы решили посмотреть документальный фильм «На земле Шукшина», который привезла нам в подарок Софья Павловна Козлова, представитель камчатского землячества. Мы окунулись в простую бесхитростную атмосферу сибирского села, познакомились с душевными земляками, знавшими писателя с детства. Вера Павловна, побывавшая на родине писателя, привезла нам из села Сростки дух деревенской глубинки. Село отметило в этом году 215 лет. В войну в Сростках проживало 1600 жителей, сейчас по последней переписи живёт 3200 человек. В селе стоит огромный «Камень скорби», – продолжала рассказывать нам Вера Павловна. До войны в селе было арестовано 116 человек по доносу, отец Василия Макаровича тоже оказался в их числе. В справке по реабилитации было написано: «умер в лагере». Ему вменяли вредительство по доносу, якобы в зерно он добавлял мякину, что снижало урожайность. В селе есть электричество, но газа нет. Софья Павловна рассказала нам, что село на удивление чистое и красивое, рассказала она и о музее, с которым мы познакомились по фильму. В заключение она прочла стихи землячки Вахрушевой Т.А., посвящённые В.Шукшину «Он рядом жил и торопился…». Член Союза писателей России Зоя Николаевна Десятова, землячка Василия Макаровича, рассказала, как каждый год на горе Пикет проходят шукшинские праздники, в которых она тоже принимала участие. Зоя Николаевна познакомила нас со статьёй редактора газеты «Русский писатель» Николая Дорошенко «До третьих петухов», в которой тот рассказывает, каким нелёгким оказался путь простого деревенского паренька до известного талантливого режиссёра и писателя. А ведь начинал Василий Шукшин с автотехникума в г. Бийске, и тот оказался ему не по зубам, пришлось бросить учёбу и устроиться на работу. «Русская литература, – пишет Николай Дорошенко в своей статье, – сегодня как-то издаётся лишь в тех странах, где культурное пространство пока ещё не контролируется информационной индустрией вашингтонского обкома. А если в самой России в память о Шукшине на горе Пикет всё ещё собираются тысячи людей, то – потому что 90% россиян, стремительно убывая в числе, ждут и ждут спасительного крика третьих петухов. Ждут и ждут. Хотя уже все сроки прошли». Председатель Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России Б.А. Орлов подчеркнул важность творчества Василия Макаровича для нашей молодёжи, которая сегодня не знает многих имён наших классиков, и это, конечно, упущение нашей образовательной системы. Он посоветовал нам укреплять наши ряды молодыми кадрами, которые внесут свою свежую струю в наш коллектив. Фольклорный ансамбль союза русских землячеств областного Дома дружбы исполнил для нас хороводную народную песню. Елена Смирнова исполнила нам частушки под балалайку, которые обожал писатель. Игорь Миронов исполнил свою «Архангельскую песню». Надежда Левская прочла подборку стихов для любимого режиссёра. Я работала на картине режиссёра Лидии Бобровой по рассказам В.Шукшина «Верую», познакомила с участниками фильма по фотографиям и газетам. В этом фильме небольшую роль сыграла дочь Василия Макаровича Ольга Шукшина. Я прочла стихотворение, посвящённое писателю из своей последней книги. Все хотели выступить и сказать несколько слов о том, что нравится каждому в творчестве Василия Макаровича. Кто-то просил поставить фильм «Верую», я обещала показать кусочки из фильма «Праздники детства» о детстве писателя, но надо было заканчивать нашу встречу. Мне хочется закончить статью словами Сергея Бондарчука: «Однажды мы смотрели материал его картины («Калина красная»), я в качестве одобрения сказал ему: «Это искусство». Но Шукшина до крайности обидело слово «искусство», потому что оно звучало для него как «уход от жизни», а этого он не мог терпеть, всегда добиваясь подлинности. Тогда он даже заплакал от обиды и сказал мне: «Как ты можешь это говорить?..» Видимо он до щемящей боли в сердце чувствовал свою – нашу народную правду. Л. Баранова  

Подробнее...

30.07.2019

Памяти Василия Соколова

Дом писателя

«Еще один из строя выбыл вон», — так писал еще в XIX столетии поэт Василий Курочкин. Редеют наши ряды, дорогие собратья по перу, редеют… Вот и завершился земной путь члена Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России, переводчика сербской прозы Василия Соколова. Оторвался тромб — как типично и вместе с тем как ужасно… Родился Василий Николаевич в 1946 г. Наши с ним судьбы оказались тесно связанными. Образование В. Соколов получил на кафедре славянской филологии филологического факультета ЛГУ — дверь в дверь к кафедре романской филологии, которую оканчивал и где долгое время преподавал пишущий эти строки. Среди учителей В. Соколова был потерявший на фронте обе ноги профессор Герман Иванович Сафронов — замечательный во всех отношениях человек, под руководством которого мне тоже посчастливилось долго работать. А еще отмечу, что именно мне довелось дать Василию Николаевичу рекомендацию в Союз писателей… Исключительно много сделал В. Соколов для укрепления культурных связей нашей страны с братской Сербией. Именно он организовал ежегодные поездки петербургских писателей на книжный фестиваль в Нови-Саде и встречи с сербскими писателями в нашем богоспасаемом граде. Трижды участвовал он в Белградской международной книжной ярмарке. В его переводах опубликованы романы Б. Чосича «Роль семьи в мировой революции» и «За что боролись», М. Капора «Подходящий день для смерти» и многие другие. Соболезнования по поводу кончины В. Соколова последовали от ряда сербских писателей, в том числе от главы Воеводинской писательской организации Николы Стайнича. Вечная память! Царство Небесное! А закончить некролог хотелось бы оптимистическими словами св. апостола Павла: (I Кор. XV, 26): «Последний же враг истребится — смерть». Прощание с Василием Николаевичем Соколовым состоится 31 июля, в среду в 12.30 в центральном зале крематория. Андрей Родосский, член правления Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России

Подробнее...

29.07.2019

«Путь на моря» ко дню ВМФ

Дом писателя

24 июля состоялось занятие ЛИТО «Путь на моря» им. Вс. Азарова, посвящённое Дню Военно-морского флота России. Члены ЛИТО и приглашённые гости минутой молчания почтили память бывшего руководителя ЛИТО «Путь на моря», поэта и друга Николая Сергеевича Михина, скончавшегося 11 июня после продолжительной болезни. В этом году 28 июля в Санкт-Петербурге пройдёт не просто военно-морской парад на день ВМФ – это будет юбилейная дата дня ВМФ – 80 лет. Занятие ЛИТО вёл председатель Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России, поэт Борис Орлов. В преддверии юбилейной даты ВМФ в соответствии с решением Межотраслевого объединённого комитета по наградам Борис Орлов вручил старейшему члену ЛИТО «Путь на моря», прозаику и поэтессе Надежде Ивановне Перовой медаль «За заслуги в воспитании», которая дополнила её наградной список. Пять лет назад на юбилейном вечере Надежды Ивановны Борис Орлов вручал ей медаль «За вклад в отечественную культуру». Присутствующие поздравили Надежду Ивановну с высокой оценкой её просветительской деятельности, как литератора, и вручили ей цветы. Далее с сообщением на тему «Женщина и море» выступила сама награждённая. Россия – Морская Держава. И её обширные морские владения надо изучать, использовать и защищать. В своей книге «Морской дневник спецкора Галины Васильевой (G.V.)», она уже высказывала своё отношение к женщинам, посвятившим себя службе на море. Сейчас позволила себе небольшой экскурс по данной теме. Рассказала о Марии Васильевне Клёновой, участнице многих морских экспедиций, о первой женщине, побывавшей на дне Белого моря в батискафе, Ксении Петровне Гемп и о женщинах капитанах – Анне Ивановне Щетининой, Людмиле Анатольевне Тибряевой и многих других. Их девиз был – «Нас мало, но мы в тельняшках». И на самом деле девушкам было на кого ровняться! Сейчас в рядах Российской Армии и ВМФ служат 35 тыс. женщин военнослужащих. Среди них 2600 офицеров, 900 старших офицеров, 72 женщины занимают командные должности. Далее со своими стихами о флоте выступил поэт Борис Орлов, поэтесса Галина Карпюк исполнила несколько песен на свои стихи. Журналист Эдуард Слепак рассказал о первой встрече с Николаем Михиным, и как эта встреча повлияла на его дальнейшую судьбу. О море и Николае Михине, о присущем его стихам ярком юморе говорили многие  присутствующие поэты, друзья и гости ЛИТО. Свои стихи о море и флоте прочитали: председатель поэтической секции, поэт Владимир Симаков, поэтесса Галина Фёдорова, поэты П. Трубицын, Виктор Трифолев и автор этой статьи. В конце занятия заслуженный деятель искусств России, актёр Юрий Решетников исполнил  гимн ЛИТО «Путь на моря» им. Вс. Азарова, написанный поэтом Николаем Сергеевичем Михиным. Все присутствующие дружно поддерживали припев гимна: Давно на суше Тельняшки сушим. Но романтикой моря горя, Своей клятвы морской не нарушим На ЛИТО нашем «Путь на моря».   Александр Новоселов – член ЛИТО «Путь на моря» 

Подробнее...

25.07.2019

Анатолий Белинский. «И. В. Сталин. Портрет на фоне сорок первого года». Часть III

Дом писателя

9.      Тыл и фронт. Мистическая сила или организаторские способности Представляется, что события Великой Отечественной войны в 1941 году невозможно правильно понять, без верной оценки работы тыла, то есть вклада гражданского населения страны в победу Красой Армии. В советские времена главную заслугу в победах на фронте и в тылу приписывали Коммунистической партии, а ныне стали приписывать победу в войне какой-то мистике. Дескать, русский народ в своей глубине является воплощением духа Евразии, всегда противостоял растленному Западу. Иной раз все сводят к проблеме, что именно кричали наши воины, поднимаясь в атаку: «За Родину, за Сталина!» или матерились? По-видимому, кричали и так, и эдак, но доказывает ли это хоть что-нибудь в научном споре? Ровным счетом, ничего. Между тем, вопрос требует серьезного рассмотрения, а не ссылок на мистические силы. Оставляя «богу – богово, а кесарю – кесарево», можно согласиться с тем, что в Великой Отечественной войне победила не столько армия, сколько народ нашей страны. Я лишь еще раз подчеркну, что речь идет о победе всех народов Советского Союза. Это нисколько не умаляет роль русского народа, как народа системообразующего. Но что же сплотило все эти разноликие и разновеликие по численности народы в единую великую силу? Сплотила их идея коммунизма, идея построения справедливого общества. Сплотила Коммунистическая партия Советского Союза. Я отдаю отчет, что многим моим современникам не понравятся эти слова, но… из песни слова не выкинешь! Вернемся к событиям первых дней войны. Фронт трещит и откатывается на Восток со скоростью 50-100 километров в сутки. С первых часов войны встали громадные задачи: введение плана мобилизации, перевод промышленных предприятий на нужды военного времени, перевозка по железной дороге войск к фронту. А с запада катились огромные массы гражданского населения, эвакуированные и просто бежавшие из места боев люди. 24 июня 1941 года правительство СССР издало постановление «О создании Совета по эвакуации», в котором возлагались на конкретных людей меры по эвакуации людей и всего ценного имущества. 29 июня появилась директива СНК и ЦК ВКП(б) о развертывании партизанского движения на захваченных врагом территориях. К концу года было создано две тысячи партизанских отрядов (около 90 тысяч человек), которые возглавляли секретари обкомов и райкомов партии. 3 июля ГКО издает постановление «О программе выпуска артиллерийского и стрелкового вооружения, плане эвакуации заводов Наркомата вооружений и создании баз в Поволжье , на Урале и в Сибири». Чтобы понять и трудность, и грандиозность осуществления подобной эвакуации промышленных предприятий, следует знать, что во второй половине 1941 года из западных районов СССР было перебазировано на Восток 2593 промышленных предприятий, из которых крупных – 1523. (19, 382) Что представляло собой это грандиозное перемещение оборонной промышленности, рассказывал А. И. Шахурин: «Возникла необходимость снимать со своих мест заводы, расположенные в европейской части СССР. Больше ста предприятий авиационной промышленности и более тысячи заводов других отраслей перебрасывались в Заволжье, на Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и на Дальний Восток…             Вместе с авиапредприятиями эвакуировались в тыл коллективы рабочих, служащих их семьи. А эвакуировать один самолетный или моторный завод – значит демонтировать и погрузить 3–5 тысяч единиц оборудования… и 10–15 тысяч, а то и более работающих, а с семьями – до 50 тысяч человек… На колесах в движении оказалась почти вся авиапромышленность». (30, 115) Как пример масштаба проблемы, укажем, что 9 августа 1941 года только «…на Ленинградском железнодорожном узле остались 2200 вагонов с подготовленными к отправке ценными промышленными грузами, десятки эшелонов с людьми, ожидавшими эвакуации». (4, 63) В Куйбышеве (Самаре), на новой площадке велось строительство нового авиационного завода. «На площадке работало более 50 тысяч строителей. Действовала большая слаженная трудовая армия».(30, 122) «Будущие заводы не позднее чем через два-три месяца должны были дать фронту боевую технику». (30, 123) И они дали ее, но пока что декабрь 1941 года был низшей точкой годового производства самолетов – всего 600 единиц. В январе 1942 года было выпущено уже 900 самолетов и началось ежемесячное наращивание производства, которое в дальнейшем позволило превзойти количественно и качественно уровень немецкой авиации. Точно так же, как с авиационными заводами, обстояло дело с другими предприятиями оборонной промышленности: танковыми и артиллерийскими заводами, с производством боеприпасов. Понадобилась огромная организаторская работа и беззаветный трудовой порыв всего народа, чтобы переломить негативные последствия начала войны. Приведу еще одно свидетельство: к началу войны шахты Донбасса давали 60% общесоюзного угля. С потерей Донбасса встала задача в кратчайший срок выправить ситуацию, прежде всего за счет Кузбасса. «Для решения этого вопроса… … В 1942-43 г.г. было построено 26 новых шахт. Добыча коксующихся марок угля с 1941 г. выросла почти в два раза – с 7,9 до 12,9 миллионов тонн». (26)  Нарисовав лишь несколькими штрихами грандиозную работу, которую пришлось вести в эти тяжелейшие дни, зададим себе вопрос: возможны ли были такие грандиозные перемещения многотысячных трудовых коллективов и промышленного оборудования, если бы не было единой целенаправленной и организующей работы Коммунистической партии? Только человек, ослепленный ненавистью к социалистической стране, не согласится с тем, что Коммунистическая партия была именно тем становым хребтом, на котором был построен Советский Союз. 10.  Об американской помощи в годы войны О помощи США нашей стране по ленд-лизу следует сказать несколько слов хотя бы потому, что ныне об этой помощи в печати толкуют вкривь и вкось. Не являясь специалистом в экономической политике, хочу опереться на мнение Г. К. Жукова. А он говорил так: «…нельзя замалчивать и такой фактор, как последующая помощь со стороны союзников. …мы были бы в тяжелом положении без американских порохов, мы не смогли бы выпускать такое количество боеприпасов, которое нам было необходимо. Без американских «студебеккеров» нам не на чем было бы таскать нашу артиллерию…Выпуск специальных сталей, необходимых для самых разных нужд войны, был тоже связан с рядом американских поставок…». (19, 103) Об американских поставках говорил и А. И. Шахурин: «Примерно с весны 1942 года на наших складах начали появляться материалы, прибывшие по ленд-лизу. Наиболее ощутимыми были поставки сырья алюминия. Что касается проката легких сплавов, то, как правило, вследствие длительной морской транспортировки, примерно около половины его приходило в негодность из-за коррозии. Прокат, как правило, поступал через Персидский залив и в результате многих перевалок приходил перепутанным, каждую упаковку приходилось проверять, что создавало большие трудности.». (30, 150) Во многих книгах американская помощь не то, чтобы недооценивается, а как бы подается со знаком минус. Да, конечно, американские танки «Шерман», работавшие на бензине, легко горели, были по качеству хуже наших Т-34. Но, все же, это были танки, которых так недоставало нашей армии в первые годы войны. А на «аэрокобрах» летали наши летчики, в том числе и прославленный Покрышкин. Да и американская тушенка была вкусной, нечего греха таить. А теперь перейдем к заключительному разделу нашего сообщения. 11.  Силуэт вождя Каким человеком был Сталин – не государственный деятель, а в кругу семьи, в повседневной бытовой обстановке? Семейная жизнь Сталина представляла собой очень небольшую, можно сказать – незначительную, часть его жизни. Воспитанием своих детей он занимался мало. К старшему сыну Якову был равнодушен, даже насмешлив; сыном Василием большей частью был недоволен, и, чтобы обуздать хулиганистого парня, заставил его поступить в летное училище. Дочь Светлану Сталин любил, но лишь когда она была подростком. О домашней обстановке дочь вспоминала: «Пол был устлан колоссальным ковром. По стенам стояли кресла и диваны, в углу был камин, отец всегда любил зимний огонь. В другом углу была радиола с пластинками, у отца была хорошая коллекция народных песен – русских, грузинских, украинских. Иной музыки он не признал». (1, 11) «Взрослые часто веселились – должно быть по праздникам, или справляли дни рождения…. Особенно хорошо пели С. М. Буденный и К. Е. Ворошилов. Отец тоже пел, у него был отличный слух и высокий чистый голос». (1, 11) Слова Светланы о любви Сталина к домашнему пению подтверждал также А. Т. Рыбин: «Дома у Сталина обычно пели квартетом – он, Михайлов (оперный певец – А.Б.), Ворошилов и Молотов. Исключительно музыкальный, Сталин пел вторым тенором. Его любимым романсом был «Гори, гори, моя звезда» а из песен – украинская «У соседа хата била». (1, 32) Светлана рассказывала, что на Ближней даче «…отец жил всегда внизу, и по существу, в одной комнате. Она служила ему всем. На диване он спал (ему стелили там постель), на столике возле стояли телефоны, необходимые для работы; большой обеденный стол был завален бумагами, газетами, книгами. Здесь же, на краешке, ему накрывали поесть, если никого не было больше». (1, 19) По словам дочери Светланы «…Все люди, служившие у отца, любили его. Он не был капризен в быту, – наоборот, он был непритязателен, прост и приветлив с прислугой, а если и распекал, то только «начальников» – генералов из охраны, генералов-комендантов». (1, 11-12) То же говорил и А. Т. Рыбина: «Сталин был очень артельным человеком, веселым и щедрым. Мало кто из членов Политбюро так просто общался со своей охраной... «Никогда не кричал, не шумел, на нас. Был скромным, вежливым, обходительным. Любил пошутить. Всегда питался с нами, по существу из одного котла. Обязательно интересовался нашими домашними заботами… Словом, все мы постоянно видели перед собой честного, душевного человека, который резко отличался от многих членов Политбюро и правительства». (2, 82) «В нравственном отношении вождь был чист, как никто другой. После смерти жены жил монахом. Противник неравных браков, он часто высмеивал маршала Кулика, который женился на восемнадцатилетней подруге своей дочери Светланы. Завидев его, Сталин подмигивал: «Смотрите, жених ковыляет… Как бы не шлепнулся на ровном месте». (2, 70) Г. К. Жуков: «Он (Сталин – АБ) был человеком с большим юмором, и иногда, когда дела шли хорошо, бывал, как в первую нашу встречу внимательным и человечным. Но в большинстве случаев, а, в общем-то то почти всегда, был серьезен и напряжен… Я всегда ценил – и этого нельзя было не ценить – ту краткость, с которой он умел объяснять свои мысли и ставить задачи, не сказав ни единого лишнего слова. Эту краткость он в свою очередь сам ценил в других и требовал докладов содержательных и кратких». (107) «Диктуя мне директиву и нетерпеливо заглядывая при этом через плечо он вдруг сказал мне: «Ну а запятые я буду за вас расставлять?» И когда я полушутя сказал, что я не мастер на запятые, ответил совершенно серьезно: «А неправильно поставленная запятая иногда может изменить сказанное».(107-108) Закончить рассказ о семье вождя: нелюбимый сын Сталина Яков, попав в плен к немцам, вел себя очень достойно и погиб в фашистском лагере для пленных. Сын Василий стал летчиком, успел немного повоевать в сорок пером году, но подхалимы и льстецы, окружившие его, способствовали быстрому карьерному росту Василий, он стал генералом. Вокруг сына вождя, постоянно вращались всевозможные лица: писатели, артисты, киношники. Очень скоро Василий превратился в алкоголика, и А. Е. Голованов имел основание назвать Василия подлым человеком: по ложному доносу сына Сталина были арестованы маршал А.А. Новиков и нарком А. А. Шахурин. Все, что происходило до войны, осталось в прошлом. Когда она грянула, у Сталина уже не осталось никаких других забот, кроме обороны страны. И потому нас в первую очередь интересует личность Сталина – государственного деятеля, а не отца семейства и добродетельного мужа. Есть такая поговорка: «Скажи мне, кто твои друзья, и я скажу кто ты». По отношению к Сталину можно выразиться так: «Скажи, кого он выдвигал на руководящие посты – это и будет личность Сталина». Мы упоминали, что в подборе кадров Сталин был очень осторожен. Те, кто знал его по многолетней совместной работе, отмечали эту его характерную черту. А. М. Василевский говорил, что И. В. Сталин был крайне недоверчивым, особенно к новым, незнакомым ему лицам. (5, 282) Это же утверждал и маршал А. Е. Голованов: «Мнительность и подозрительность Сталина были его спутниками. Поверив в человека, он верил безоговорочно. Но не дай Бог, проявить себя с плохой стороны!» (5, 282), И. А. Бенедиктов тоже рассказывал: «За многие годы работы я не раз убеждался, что формальные соображения или личные амбиции для него мало что значило. Сталин обычно исходил из интересов дела, и, если требовалось, не стеснялся изменять уже принятые решения, ничуть не заботясь о том, что об этом подумают или скажут». (157) «Главным критерием являлось умение человека на деле и в кратчайшие сроки изменить ситуацию к лучшему. Никакие соображения личной преданности и близости к «вождю», не говоря уже о семейно-родственных связях, в расчет не брались. Более того, с людей, которым Сталин особо симпатизировал, точнее, ставил в пример другим, спрос был жестче. Я имею в виду В. М. Молотова, Г. К. Жукова, Н. А. Вознесенского, авиаконструктора А. Н. Яковлева». (2, 138-139) Сталин считал, что решать душой и сердцем можно только домашние дела, а государственные – нельзя. Если выдвиженец по каким-то причинам не оправдывал доверие Сталина, с ним поступали жестко, а иногда и жестоко. Об этой стороне характера отца говорила и его дочь Светлана: «Быть может, в глубине души он и сомневался в этом, и страдал, и думал… Но он был подвластен железной логике: сказав А, надо сказать Б, В и все остальное. Согласившись однажды, что N враг – уже дальше необходимо было признать, что так это и есть…» (1, 74) В этой связи напомню и о судьбе Г. К. Жукова. Сталин после Халхин-Гола назначил его командующим военным округом, а затем начальником Генерального штаба. В годы войны несколько раз отстранял его от высоких должностей, но военный талант Жукова был столь уникальный, что Сталин снова и снова поручал ему самые ответственные военные операции – оборону Ленинграда и Москвы, взятие Берлина. Все эти заслуги маршала не помешали Сталину в 1946 году снять Жукова с должности заместителя Наркома. Берия и Абакумов состряпали донос, пытаясь изобразить Жукова во главе заговора с целью свержения Сталина. Но Сталин сказал: «Нет, Жукова арестовать не дам… Я его хорошо знаю. Я его за четыре года войны узнал лучше, чем самого себя». (19, 124) Не менее драматичная судьба выпала и адмиралу флота Н. Г. Кузнецову. В 1939 году, в возрасте 37 лет, по инициативе Сталина он стал Наркомом ВМС СССР. Достойно руководил военным флотом в годы войны, но в послевоенное время, так же, как Жуков, был подвергнут опале. А. И. Шахурину было 36 лет, когда он стал наркомом авиационной промышленности. А. А. Новиков в 40 лет командовал ВВС Ленинградского округа, в дальнейшем стал Главным маршалом авиации. Но в 1946 году А. И. Новиков и А. И. Шахурин, по грязному доносу были сняты со всех постов и арестованы. Лишь после смерти Сталина они были освобождены и реабилитированы. Приведу еще несколько примеров, трагических. Д. Г. Павлов, Герой Советского Союза, после войны в Испании за четыре года прошел путь от командира батальона до командующего военным округом в звании генерал-лейтенанта. Но в связи с поражением нашей армии в первые дни войны, Павлов по распоряжению Сталина был арестован, осужден и расстрелян. И. И. Проскуров за два года из старшего лейтенанта, командира авиаотряда, стал генералом, заместителем наркома и начальником Разведуправления Красной Армии. На совещании в январе 1940 года Сталин сказал, что ответственность за неудачи в финской войне падает на разведку. Проскуров резко возразил ему, представив документы, из которых было видно, что разведка предупреждала Генштаб своевременно. Вскоре после этого совещания Проскуров был снят с должности, переведен с понижением в авиацию. На третий день войны его арестовали, а осенью 1941 г. он был расстрелян. П. В. Рычагов в звании старшего лейтенанта воевал в Испании, Герой Советского Союза. В апреле 1938 года ему было присвоено звание комбрига, в апреле 1939 год – звание комдива, а летом 1940 г. звание генерал-лейтенанта. Стал заместителем начальника ВВС РККА. На одном из совещаний на вопрос Сталина, почему так много аварий в авиации, П. В. Рычагов сказал: «Потому, что вы заставляете нас летать на гробах!» В июне 1941 года он был арестован и расстрелян, хотя именно Сталин и Ворошилов давали ему рекомендацию для вступления в ВКП(б). Я назвал лишь несколько фамилий военачальников и государственных деятелей, которых Сталин лично выдвигал на руководящие посты в государстве, а затем круто расправлялся с ними. В чем же была причина такого недоверия, произвола и жестокости? Только в том, что Сталин был по своей природе подозрителен и недоверчив? Или были еще и какие-то объективные причины. Давайте еще раз послушаем тех, кто хорошо знал Сталина. В. М. Молотов: «Сталин как раз подчас был уж сверхподозрительным. Но ему и нельзя не быть подозрительным, нельзя, нельзя…» (380) «…опасность государства, особенно государства диктатуры пролетариата, всякой диктатуры – она требует жесткой дисциплины, непримиримой. А через кого мы проводили это? Через людей, которые не всегда этого хотят, а в душе очень даже противятся этому, а если почувствуют опасность, они перегнут палку, чтобы выслужиться и карьеру сохранить. И через таких людей очень и очень многие дела делаются, потому что нет готовых, чистеньких таких, очищенных от всех грехов людей…» (29, 465) В связи с этим утверждением, напомню о таком факте: в 1938 году органы НКВД арестовали С. П. Королева. Военная коллегия Верховного Суда СССР, опираясь на письмо инженера Л. Г. Костикова, приговорила С. П. Королева к десяти годам лишения свободы. После ареста Королева Костиков стал директором института и одним из авторов реактивной установки «катюша». Костиков был удостоен высших наград и звания лауреата Сталинской премии. Правда, в дальнейшем он не оправдал себя в новой должности, и в 1944 году был снят с работы. Что касается С. П. Королева, то за пересмотр приговора ему хлопотали прославленные летчики, депутаты Верховного Совета СССР В. С. Гризодубова и М. М. Громов. В 1939 г Особое совещание НКВД заменило Королеву ярлык обвинения «антисоветской контрреволюционной организации» на «вредительство в области военной техники», что сократило срок заключения на два года. (24, 50)) Но следует сказать еще и о том, что Герой Советского Союза В. С. Гризодубова, будучи командиром авиационного полка, написала донос на своего начальника, командующего А.Д. Голованова, ложно обвинила его в связях с врагами народа. Сталин поручил Г. М. Маленкову разбираться с этим обвинением, и в результате Гризодубова призналась в клевете. Вот и судите теперь о причинах и обстоятельствах сталинских репрессий! (5) Хотелось бы подчеркнуть вот еще что: многие из тех, кто побывал в сталинских застенках, в своих воспоминаниях не доходили до клеветы на Сталина. Когда после ХХ съезда партии Н. С. Хрущев предложил К. К. Рокоссовскому осудить Сталина, маршал сказал ему: «Для меня Сталин святой!» Чем же запомнился Сталин всем этим людям? А запомнился он, прежде всего, глубоким знанием любого предмета, о котором шла речь при встрече с вождем. Запомнился деловой, серьезный тон таких обсуждений. Запомнился тем, что Сталин умел внимательно слушать человека, если видел в собеседнике человека знающего да, к тому же, умеющего кратко, по-деловому осветить суть проблемы. Сталин на дух не переносил людей, которые давали ответы приблизительные, поверхностные, сразу обличавшие их некомпетентность. У него была поразительная требовательность к себе и другим. Болтунов не любил, говорил, что болтун не имеет лица. Любил точность: когда кто-то приходил к нему в кабинет по вызову, Сталин смотрел на часы на стене, а затем сверялся по своему карманному «Павлу Буре». Н. Д. Яковлев, начальник Главного артиллерийского управления Красной Армии вспоминал: «За время войны мною было хорошо усвоено: всё, что решил Верховный, никто уже сменить не сможет. Это – закон. Но сказанное совершенно не значит, что со Сталиным нельзя было спорить. Напротив, он обладал завидным терпением, соглашался с разумными доводами. Но это – в стадии обсуждения того или иного вопроса. А когда же по всему принималось решение, никакие изменения не допускались. Работу в Ставке отличала простота, большая интеллигентность. Никаких показных речей, повышенного тона, все разговоры – вполголоса. Он не любил, чтоб перед ним вытягивались в струнку, не терпел строевых подходов и отходов». (31, 74-75)             А. И. Шахурин вспоминал один любопытный эпизод: вновь созданный бомбардировщик Ту-2 был послан для проверки в боевой обстановки на Калининский фронт, где авиацией командовал М. М. Громов. Долго не было результатов проверки, и Сталин приказал снять самолет с производства, хотя Шахурин убеждал его, что машина хорошая. Сталин был непреклонен, потребовал начать выпуск на этом заводе истребителей. А через несколько дней с фронта пришел акт, утвержденный Громовым, что самолет очень хороший. Сталин вызвал к себе Шахурина. На столе у Сталина уже лежал акт испытаний Ту-2. Сталин сказал: «Оказывается, хвалят машину». «А сколько упреков я от вас получил» – сказал Шахурин. «И все-таки вы поступили неправильно, – сказал вдруг Сталин. – Вы должны были жаловаться на меня в ЦК». В ЦК, как нетрудно понять, на Сталина не жаловался никто». (30, 225) Сталин не был ни тщеславен, ни честолюбив. Он хорошо знал себе цену и не любил, когда ему в глаза пытались льстить и превозносить. В. М. Молотов свидетельствовал: «Сталин жалел, что согласился на генералиссимуса. Он всегда жалел. И правильно… Сожалел: зачем мне все это?... Потом было ругался: «Как я согласился?» … Генералиссимус – специалист в военной области. А он – и в военной, и в партийной, и в международной. Два раза пытались ему присвоить. Первую попытку он отбил, а потом согласился и сожалел об этом». (29, 310) Когда Политбюро после окончания войны приняло решение присвоить Сталину звания Героя Советского Союза, он решительно отказался от этого звания. Сказал, что героя присваивают за лично проявленное мужество. «Я такого мужества не проявил» – сказал Сталин. И не взял Звезду. Эту звезду только художники рисовали на портретах. Когда он умер, ее прикололи на подушку и несли на похоронах. Сталин носил только одну звездочку – Героя Социалистического Труда». (29, 311) Таким был Сталин – государственный руководитель, вождь. Конечно, четыре года войны без отдыха, без возможности расслабиться сказались на здоровье Сталина. Когда война окончилась, Сталин очень быстро постарел. Еще больше развилась его мнительность. Ему стало казаться, что его заслуги стали забывать, и на первое место стали выдвигаются другие полководцы, такие, как Г. К.Жуков. Почти два года Сталин не появлялся на заседаниях Политбюро партии, и, скорее для отдыха, чем по настоятельной необходимости, написал работы по проблемам языкознания и экономике. Но рассказ об обстоятельствах последних лет деятельности Сталина не входят в круг моего сообщения, которое я хотел бы закончить еще раз оценкой личности Сталина. Но эту оценку дали ему отнюдь не соратники, а крупнейшие деятели иностранных государств. Президент США Ф. Д. Рузвельт: «Это человек, соединяющий в себе громадную волю и необычную широту натуры. Я считаю, что он является истинным представителем настоящей России, и я надеюсь, что, что мы будем очень хорошими друзьями с ним и русским народом». Уинстон Черчилль: «Большое счастье для России, что в годы тяжелых испытаний ее возглавлял гений, непоколебимый полководец И. В. Сталин. Он был выдающейся личностью, импонирующей нашему жестокому времени того периода, в котором протекала вся его жизнь». (53) «Он принял Россию с сохой и оставил ее , оснащенной атомным оружием». (54) Говоря о личности И. В. Сталина, я нахожу, что более всего к нему подходят слова А. С. Пушкина: «Так тяжкий млат, /Дробя стекло, кует булат!» Конечно, стеклу в этом случае досталось очень тяжело, но булат для защиты страны был выкован. Анатолий Белинский. «И. В. Сталин. Портрет на фоне сорок первого года». Часть II – см.  http://knigaspb.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1693:2019_ah_belinsky_stalin_2&catid=18&Itemid=313&lang=ru   Литература: 1.    Аллилуева С. И. Двадцать писем к другу. – М., 1989. 2.    Бенедиктов И.А., Рыбин А. Т. Рядом со Сталиным. – М., 2010 3.    Бирюзов С. С. Суровые годы.- М., 1966. 4.    Буров А. В. Блокада день за днем. – СПБ, 2011. 5.    Василевский А. М. Дело всей жизни. – М., 1974. 6.    Гальдер Ф. Военный дневник. Июнь 1941 – сентябрь 1942. – М., 2012. 7.    Голованов А. Е. Дальня бомбардировочная… – М, 2004 (militer.lib.ru) 8.    Горбатов А. В. Годы и войны. – М., 2008. 9.    Дайнес В. О. 1941. Год Победы. – М, 2009 10.  Инбер В. М. Почти три года (Ленинградский дневник). Избранные произведения в двух тома. Т.2. М., 1954. 11.  Карпов В. Генералиссимус. Т. 1. – Калининград, 2002. 12.  Карпов В. Генералиссимус. Т. 2. – Калининград, 2002. 13.  Колпакиди А., Север А. Разведка в Великой           Отечественной войне. – М., 2010. 14.  Коновалов А., Шахтеры – фронту. Литературная газета, № 9 от 6-12 марта 2019. 15.  Кожинов В.В. Россия. Век ХХ (1939–1964). – М., 2002. 16.  Кузнецов Н. Г. Накануне. – М., 1969. 17.  Кузнецов Н. Г. Курсом к победе. – М., 2979 18.  Лелюшенко Д. Д. Москва–Сталинград–Берлин–Прага. Записки командарма. М., 1987 19.  Маршал Жуков. Каким мы его помним. – М., 1988. 20.  Орлов В.А. Выбор. – М., 1979. 21.  Патоличев Н. С. Испытание на зрелость. –М., 1977 22.  Проэктор Д. М. Агрессия и катастрофа. – М., 1972. 23.  Рокоссовский К. К. Солдатский долг. – М., 1972. 24.  Романов А. П., Губарев В. С. Конструкторы: Сборник статей. – М., 1989. 25.  Савицкий Е. Я. Я – «Дракон». Атакую!». – М., 1988. 26.  Синицын Е. От диктатуры к мягкой силе/ Литературная газета № 9 от 4-12 марта 2019 г. 27.  Судоплатов П.А. Разведка и Кремль. – М., 1996. 28.  Хоробрых А. М. Главный маршал авиации А. А. Новиков. – М., 1989. 29.  Чуев Ф.И. Молотов. Полудержавный властелин. – М., 1999. 30.  Шахурин А. И. Крылья победы. – М., 197431. 31.   Яковлев Н. Д. Об артиллерии и немного о себе. – М., 1984.

Подробнее...

23.07.2019

Чтения в «Окне». Разговор о современной поэзии

Дом писателя

19 июля в Доме писателя на Звенигородской, 22, в рамках вечеров, проводимых редколлегией журнала «Окно», состоялись летние чтения. Летом многие в отъезде, в отпусках или на дачах, но в этот раз зал был полон. Главное для поэта – быть услышанным. И если тебя слушают, слышат собратья, это вдвойне дорого. На встрече присутствовало около сорока поэтов, но были и те, которые просто пришли как зрители, слушатели. Есть надежда, что поэзия не умолкнет в сердцах людей. Маргарита Токажевская, постоянная ведущая слушаний, начала встречу с разговора о поэтах-фронтовиках, о том, что ещё можно собрать библиотечку прекрасной поэзии, совершая «походы» по магазинам «Старой книги», худо ли, бедно, но ещё продолжающих своё существование в культурном пространстве нашего города. И им сейчас трудно, но выразим слова благодарности людям, которые сохраняют для нас удивительное богатство. Да, книги в 50-80-е годы выходили многотысячными тиражами, но лишь небольшое количество их пока ещё живо. Со старых дач и квартир умерших пожилых родственников порой машинами вывозят книги просто на помойку, не разбирая их вовсе… Это не выдумка… Большинство поэтов читали свои новые стихи или стихи, написанные в разные годы, но выражающие отношение к поэтическому ремеслу, к братьям-поэтам. Борис Орлов прочёл стихи буквально двух последних недель, Владимир Морозов из рукописи новой книги, предполагаемой к выходу в сентябре нынешнего года. Много и успешно поработавшие на поэтической ниве, два этих литературных деятеля немного поспорили о том, сколько и как издавать книг, но это был дружеский спор радеющих за общее дело людей. Пожеланием публики Борису Орлову было – выпустить новую книгу стихов. Большая занятость председателя Санкт-петербургского отделения СП России вот уже около пяти лет не даёт этому состояться. Одно дело – печататься в журналах и газетах, хотя это и уважаемо, книга – другое, всё же у неё больше шансов сохраниться надолго. Мария Борисова – заместитель руководителя литературного клуба «Приневье», прочла стихи Виктора Сосноры, недавно ушедшего знаменитого поэта-петербуржца. Мария Борисова – человек с удивительной памятью, многие стихи она знает наизусть. Именно наизусть были прочитаны большие стихотворения «Мстислав», «Пигмалион» (посвящённое поэтессе Майе Борисовой - в ответ на её «Галатею») и «Кузнечик». Прочли стихи новые друзья «Окна» – Арина Арсеньева и Геннадий Булин – их стихи появятся в осеннем номере. Это сильные поэты, надежда на то, что они много поработают и как организаторы общего литературного процесса. На встречу пришли поэты Илья Брагин, Людмила Новикова, Галина Ильина, Татьяна Кожурина, Татьяна Олесова – они прочли новые стихи. Это поэты активно и плодотворно работающие.Александр Рожков – под завершение поэтического вечера – исполнил на блокфлейте свои импровизации... Встреча проходила в бурных дебатах, и не всем удалось выступить, и это говорит о том, что именно общих слушаний и дискуссий на тему поэзии нам и не хватает. Журнал «Окно» проводит слушания раз в месяц. В августе – перерыв, а с сентября – следите за объявлениями на сайте Дома писателя в разделе «Календарь». Маргарита Токажевская

Подробнее...

22.07.2019

Маяковский: кто там шагает правой!

Дом писателя

18 июля в Санкт-Петербургском Доме писателя прошёл литературный вечер «Маяковский и русский язык». Организаторы мероприятия – СПб и ЛО отделения Союза писателей России (СПР), Петровская академия наук и искусств, молодёжные организации города. Со вступительным словом о творчестве Владимира Владимировича Маяковского выступил автор этих строк. К сожалению, оно необоснованно забыто сегодня. Что вполне объяснимо, ибо в стране, где отсутствует идеология созидания, развития, заботы о благополучии граждан, а при попустительстве государства расцветают пошлость, корыстолюбие, безнравственность поэтические строки Маяковского не укладываются в русло реально проводимой государственной политики. С докладом о биографии поэта, его творческом пути выступил представитель комсомольской организации города Никита Добров. Высказывания современников о Маяковском, его стихах поведал присутствующим также комсомолец Илья Куимов. Они же прочитали и несколько стихотворений поэта. Выступившие члены СПР Сергей Порохов, автор статьи рассказали об истоках русского языка, славянской письменности, необходимости защиты русского языка, на котором слагали стихи Маяковский, Пушкин, Лермонтов, писали свои замечательный произведения Толстой, Достоевский Куприн и многие другие русские и советские литераторы. Один из организаторов вечера Семён Жученко рассказал о проблемах преподавания литературы в современных российских школах, негативной роли ЕГЭ, разрушающего российское образование. Свои стихи о России прочитал член СПР, генерал-лейтенант в отставке Николай Петров. Выступавшие в конце встречи участники говорили о необходимости сохранения творческого наследия большого русского поэта, певца революции. Андрей Антонов, член правления ЛОО СПР

Подробнее...

18.07.2019

Творческий вечер Андрея Демьяненко

Дом писателя

16 июля в рамках секции прозы лито «Молодой Петербург» состоялся большой творческий вечер Андрея Демьяненко, приуроченный к его юбилею. Андрей – лауреат Всероссийской литературной премии «Молодой Петербург» и ряда других премий. Например, в 2015 г. он стал победителем Международного фестиваля им. К. Пруткова, сразу в трех номинациях, причем в двух из них («проза» и «драматургия») он занял первые места. Такое за все существование фестиваля не удавалось больше никому. А. Демьяненко – человек очень многогранный: поэт, прозаик, публицист, редактор, автор-исполнитель, актер …. А в последние годы А. Демьяненко – инициатор и соорганизатор множества творческих движений в культурном пространстве города. Поэтому в юбилейный творческий вечер Андрея пришли поздравить его соратники, единомышленники, коллеги: Поэтический союз «ИЛИ» – Александра Коншакова, Виктор Коншаков, Лидия Гусева, Владимир Туренко, Юлия Кургаева, Наталья Ковалевская, Алексей Комаревцев. Проект «Поэзия – Экология Души» – Ольга Жданкина, Александра Нефертити, Роман Елисеенко, Андрей Карпов, Дмитрий Муханов, Валерия Приозёрская. Лито «Молодой Петербург» – Роман Всеволодов, Елена Грачева, Эвелина Телякова, Алексей Марковский. Лито им. Галины Гампер – Елена Качаровская. Литературный клуб «Дерзание» – Агнесса Перлова. А также Сергей Адамский, Андрей Капинос, Вера Чигарина, Ольга Атаманова, Сергей Шорников, Людмила Смирнова, Александр Лебедев. Специальным почетным гостем стала библиотекарь ЦБС Петроградского района Светлана Нестерова. Гости становились непосредственными участниками творческого вечера, обращаясь с собственным творчеством ко всем собравшимся, находя заветные слова пожеланий не только для именинника, но даже для тех, кого они видели впервые. Именно в этот день оказалось, что Андрей Демьяненко служит связующим звеном между самыми различными творческими движениями, литературными проектами, направлениями. И как бы ни разнились они по своим задачам, взглядам и устремлениям, Андрей находит то, что объединяет людей, и, несмотря на их разность, дает импульс для созидания. Неслучайно, в этот вечер, в Доме писателя звучало столько искренних, теплых слов в адрес юбиляра. А сам он представил новый сборник стихов, прозы и драматургии, отличающийся многогранностью взгляда на самые, казалось бы, простые вещи и умением найти доверительную интонацию с читателем. По мере продолжения творческого вечера, гостей становилось все больше, пока, наконец, просторный зал практически не был заполнен полностью. Но, несмотря на такое количество собравшихся, вечер прошел в очень душевной, теплой дружеской обстановке. С. Юров Фото Светланы Нестеровой и Юлии Сизовой  

Подробнее...